Агни Йога (Живая Этика), Теософия, наследие семьи Рерихов, Е.П.Блаватской и их Учителей
Forum.Roerich
Живая Этика (Агни Йога), Теософия

Правила форума Справка Расширения Форум
Регистрация :: Забыли пароль?

Поиск: в Google по Агни Йоге

Создать новую тему Ответ
Показать только "Спасибо!"
Показать важные сообщения
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 08.01.2008, 00:17   #1
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" Кильнера

По адресу http://library.antiquatis.org/LettersOnOd в прошлом году некоторое время был доступным текст книги Карла Рейхенбаха «Письма про Од и Магнетизм». К сожалению, жизнь этой ссылки оказалась недолгой, а новый адрес книги найти не удается. У меня сохранился английский текст и собственный перевод первых шести глав. Поскольку в книге описано много ценных подробностей по теме наблюдения человеческих излучений, считаю целесообразным опубликовать ее здесь. Материалы могут пригодиться всем, кто работает над регистацией полей человека и заинтересовать потенциальных издателей. Возможно стоит подобные материалы передавать в электронную библиотеку. Пусть пока на английском, но это лучше, чем полное отсутствие.
С февраля 2007 года и по сегодня доступен HTML-текст второго издания книги Кильнера. «The Human Atmosphere» Адрес http://www.sacred-texts.com/eso/tha/
В т. 5. писем Е.И. Рерих (МЦР), стр. 017. от 7.01.1937 стоит ссылка именно на эту книгу: Walter J. Kilner. The Human Atmosphere (The Aura). London. New York, 1920.
Второе издание отличается от первого, датированного 1911 годом. На этом форуме весной 2006 года был начат коллективный перевод первого издания.
Разница между изданиями есть. Во вторую книгу вошли множество более поздних наблюдений. Автор приводит примеры картины ауры после зарядки человека электростатической машиной. Во второй книге добавлены рисунки с лучами пальцев, описаны случаи усиления остроты зрения под влиянием зарядки глаз светом, описано про эксперименты с микроскопом, в том числе и для подбора заменителей дицианина, которого после первой мировой войны было проблематично достать.
Добавлен материал о влиянии химических испарений на ауры, наблюдения ауры во время гипноза, отсутствие излучения у умерших. Есть и про маску-очки,облегчающие исследования.
Но во втором издании нет некоторых фрагментов первого Например о фотофильтрах, спектре дицианина. Таким образом, оба издания одинаково интересны для изучения.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 08.01.2008, 00:24   #2
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию ПИСЬМА ПРО ОД И МАГНЕТИЗМ

ПИСЬМА ПРО ОД И МАГНЕТИЗМ

1852

БАРОН КАРЛ фон РЕЙХЕНБАХ

I. SENSITIVES
I. СЕНСИТИВЫ

HAVE you never in your life, dear reader, come across people with the strange fancy of disliking everything yellow, and yellow itself as a colour? One would think that a beautiful lemon, a resplendent gold, a fiery orange, was something charming to look at. Where can the feeling of aversion come in? And ask this same class of people what colour they do like, and they will all answer as with one mouth: blue.

Не встречались ли вы , дорогой читатель, в своей жизни, с людьми со странной склонностью неприязни ко всему желтому, и желтому непосредственно как цвету? Можно было бы думать, что красивый лимонный, сверкающий золотой, жгучий оранжевый, были кое-чем очаровывающим, чтобы смотреть на них. Откуда может войти чувство отвращения? И спросите этот же самый класс людей, какой цвет они действительно любят, и они все ответят в один голос: синий.

Certainly, the azure of the celestial deeps is a sight to do one good. But when evening frames the azure in gold, then surely the beautiful becomes something more than beautiful and merges into the magnificent. Had I to choose between spending the rest of my days in a maize-coloured or a sky-blue room, I should probably, of the two colours named, prefer the yellow; but all the anti-yellowites to whom I have ever said so have always laughed at me, and pitied my taste.

Конечно, глубокая небесная лазурь - зрелище, приносящее одну пользу. Но когда вечер создает лазурь в золоте, тогда конечно красивое становится чем-то большим чем красота и сливается в великолепное. Если бы мне предложили выбрать провести остальную часть моих дней в комнате бледно-желтого цвета или лазурной, я вероятно из двух названных цветов, предпочел бы желтый цвет; но все анти-желтисты, кому я когда-либо говорил так, всегда смеялись надо мной, и жалели мой вкус.

Well now, I invert the question; I ask you to tell me if you have ever met a man who said he could not endure blue. Never, to a certainty. Never has anyone been found who abominated blue. Whence comes it, now, that a certain class of mankind agree in their dislike of yellow, and all agree in their liking for blue?

Хорошо теперь, я обращу вопрос; я прошу, чтобы Вы сказали мне, что когда-либо встречали человека, который сказал, что он не мог вынести синий. Уверен, никогда. Никогда не встретишь такого, кто питал бы отвращение к синему. Почему определенный класс человечества солидарен в неприязни к желтому, и все соглашаются в симпатии к синему?

Colour-physics teach us that yellow and blue stand in a certain mutual relationship: they are complementary colours, occupying as it were opposite poles. Is it possible that underneath this fact something else lies hidden than the mere effect of the colour upon our eyesight? Some more fundamental difference than the mere optical difference of colour familiar to all of us, some difference which escapes our senses? And could there be appropriated to the perception of such a difference a difference also of human faculty, a difference to the effect that some might be able to perceive what is unrecognizable by others? Could there be, so to speak, men with two sorts of senses? That would be a somewhat peculiar state of affairs. Let us try and get further into it.

Физика цветов учит нас что желтый и синий находятся в определенных взаимоотношениях: они - дополнительные цвета, занимая оппозиционные полюса. Возможно ли, что под этим фактом находится что - то еще скрытое, а не простой эффект цвета на наше зрение? Некоторое более фундаментальное различие, чем простое оптическое различие цвета, знакомого всем нам, некоторое различие, которое истекает из наших чувств (кореллирует с нашими чувствами)? И может быть приспособлено к восприятию такого различия, различие также человеческих способностей, различие в том смысле, что некоторые могли бы быть в состоянии чувствовать то, что невоспринимаемо другими? Могут быть, если можно так выразиться, мужчины с двумя видами чувств? Это было бы несколько специфической конъюнктурой. Позвольте нам пробовать двигаться в этом направлении.

A girl, we may take it, is well enough pleased to see herself in the looking-glass. And perhaps, also, there are men who take pleasure in the reflection of their own dear selves. And who could begrudge them the pleasure, when a successful copy of God's lair masterpiece smiles back upon them, and awakens anticipatory joy in the conquest which already flushes their cheek? Is there anything in life more glorious or beatific than the beautiful Myself?

Девушка, например, чувствует себя достаточно хорошо и рада видеть себя в зеркале. И возможно, также, есть мужчины, которые находят удовольствие в собственном отражении, дорогому себе. И кто мог завидовать их удовольствию, когда успешная глиняная копия улыбки Бога на них, и пробуждает предчувствующую радость в завоевании, которое уже воодушевляет их дерзость? Есть ли что-нибудь в жизни, более великолепное или блаженное, чем красивое Непосредственно?

How would it be though--and it might really be possible--if there were girls, women, men, who shy of mirrors ? Who turn away and cannot bear to see themselves in one?

Как бы это было , хотя - и это могло бы действительно быть возможно - если бы были девочки, женщины, мужчины, кто стеснялся (пугался) зеркала? Кто отворачивался и не мог перенести, чтобы видеть себя в нем?

In very truth there are such persons. There are men, and not a few in number, who are caused a peculiar feeling of distress by a looking-glass, as though some sickly, repellent emanation came to them from it, so that they cannot stay quiet there for a minute. It is not merely their own portrait that the mirror throws back to them; it returns them also some indescribable, painful sort of impression, which some feel more and others less, while to others it is only just so far perceptible as to leave them with a definite dislike of mirrors. What is this? And what does it come from? Why do some men only experience this feeling of repulsion? Why not all?

По правде говоря есть такие люди. Есть мужчины, и многие в числе, кто испытывает специфическое чувство стеснения зеркалом, как бы если некоторая болезненная, отталкивающая эманация истекала к ним от него, так, чтобы они не могли остаться спокойными там в течение минуты. Это не просто их собственный портрет, который зеркало отбрасывает назад к ним; это возвращается к ним также некоторый неописуемый, болезненный вид впечатления, в котором некоторого чувства больше, а другого меньше, в целом ощутимо, чтобы оставить их с определенной неприязнью зеркал. Что является этим? И от чего это прибывает? Почему только некоторые мужчины испытывают это чувство отвращения? Почему не все?

No doubt you have often traveled; and so it cannot but be that you have come across people in the mail coach, omnibus or railway-carriage, who with the most aggressive selfishness, wherever they may be, insist on throwing open the carriage windows. Be the weather as bad as may be, blowing a hurricane or as cold as ice, they will show no consideration for their fellow-travelers' rheumatism, but conduct themselves insufferably. You have regarded this as bad form; but I ask you to postpone your judgment a little--at any rate until a few more of my letters have come into your hands. They will succeed, perhaps, in convincing you that, within the confined limits of a “present company,” things whose nature is still unrecognized are wont to happen, things strong enough to be quite irresistible to many of the persons who form that company, while others have not the faintest sense of their existence.

Без сомнения Вы часто путешествовали; и таким образом, этого не может быть, чтобы Вы не натолкнулись на людей в почтовой карете, омнибусе или железнодорожном вагоне, кто с самым агрессивным эгоизмом, везде, где они могут быть, настаивают на том, чтобы оставить открыми окна экипажа. Погода может быть очень плохой, наподобие урагана, или с воздухом, холодным как лед, но они не примут во внимание возможность ревматизма их попутчиков, и ведут себя прямо невыносимо. Вы расцените это как невоспитанность; но я прошу, чтобы Вы немного отложили ваше суждение - во всяком случае, пока еще несколько из моих писем не попали в ваши руки. Они , возможно, убедят Вас, что, в пределах ограниченных пределов “существующей компании,” вещи, природа которых все еще непризнанна, имеют привычку случаться, вещи, достаточно сильные, чтобы быть весьма непреодолимым для многих из людей, которые формируют то общество, в то время как другие не имеют самого слабого ощущения их существования.

Is it possible that among all your friends you have none whose crank it is never to sit between others in a row, be it at table, in the theatre, in society, or in church, but who always wants the corner-seat for himself, always elects to be fugleman of the file? Take note of him; he is our man; we shall soon come to closer acquaintance with him.

Возможно ли, что среди всех Ваших друзей Вы не имеете ни одного, чудака который никогда не хочет сидеть в ряду между другими, будь это за столом, в театре, в обществе, или в церкви, но кто всегда ставит во главе себя, всегда выбирает быть вожаком дела? Примите его во внимание; он - наш человек; мы скоро приедем в более близкое знакомство с ним.

You will be sure to have known ladies who often feel faint in church, though otherwise their health is quite good. You may give them the comer-seat, but even there they will feel faint, and sometimes have to be carried out in a swoon. If you pay any attention to the matter, you will find that it is always the same, that is, only a certain class of persons who are taken this way. They are absolutely incapable of sitting any length of time in the nave of a church without growing faint, and yet they are otherwise healthy people.

Вы убедитесь, что знали леди, которые часто чувствовали слабость в церкви, хотя в других местах их здоровье было весьма хорошим. Вы можете уступить им сидячее место, но даже там они будут чувствовать слабость, и иногда до обморока. Если Вы обратите какое-нибудь внимание на вопрос, то Вы найдете, что это - всегда то же самое, то есть, только определенный класс людей, которые есть такие. Они абсолютно неспособны к заседанию любого отрезка времени в церкви, не становясь слабыми, и все же они - иначе (в других местах) здоровые люди.

Your doctor will tell you that, if you want a good, sound sleep, you must lie on your right side. Do you ever ask him why? If he is an honest man, he will say he does not know. He is ignorant of the cause; but he does know from his varied experience that there are many persons who never can get to sleep when lying on their left side. His patients have often told him that, but what is really at the bottom of the fact is unknown to him.

Ваш доктор скажет Вам, что, если Вы хотите иметь полезный, нормальный сон, Вы должны лечь на правом боку. Вы когда-либо спрашиваете его, почему? Если он будет честным человеком, то он скажет, что он не знает. Он неосведомлен о причине; но он действительно знает от своего разнообразного опыта, что есть много людей, которые никогда не могут спать на левом боку. Его пациенты часто говорили ему это, но что является действительно причиной факта, ему неизвестно.

If you care to go more closely into the matter, you will find out that it is not all men who have to lie on their right in order to get to sleep, and that very many people sleep habitually on their left; you will find, in fact, that there are plenty of people who are quite indifferent as to how they go to sleep, right or left, and to whom a night's repose on the left ear brings just as much refreshment as one on the right. But you will also find that those who cannot sleep on their left, but only on their right, make a minority so subject to this peculiarity as a class that they can lie on their left hour after hour, even half the night long, without getting to sleep, while so soon as they turn round in bed on to their right aide they get off to sleep in a moment. It is certainly a very peculiar thing; but you can observe it in all the countries of Europe.

Если Вы захочете более детально изучить вопрос, то Вы узнаете, что это не все мужчины, которые должны лечь с правой стороны от них, чтобы спать, и что очень много людей спят обычно с левой стороны от них; Вы найдете, фактически, что есть большое количество людей, которые являются весьма безразличными относительно того, как они засыпают,на правом или левом, и к кому отдых ночи на левом ухе приносит столько же, что и отдых на правом. Но Вы также найдете, что те, кто не может спать с левой стороны от них, но только с правой стороны от них, составляют меньшинство, как подчиненный этой особенности класс, что они могут лежать с левой стороны от них час за часом, даже половину ночи, не засыпая, в то время как только они разворачиваются в кровати на правый бок они мгновенно засыпают. Это - конечно очень специфическая вещь; но Вы можете наблюдать это во всех странах Европы.

How many people are there who cannot suppress a feeling of disgust when they make use of a fork of German silver at table, or a fork made of argentan “new silver," Chinese silver, or whatever else such compositions may be called, while others cannot imagine why the compositions should make such a difference from genuine silver as not to be fitted for use on ordinary occasions? How many persons are to be met with who simply could not endure coffee, tea, or chocolate made in a brass kitchen utensil, while most other people would never notice the difference?

Сколько людей , кто не может подавить чувство отвращения, когда они используют вилку из немецкого серебра за столом, или вилку, сделанную из нейзильбера “нового серебра," китайского серебра», или независимо от того, что такие составы можно вызвать, в то время как другие не могут вообразить, почему составы должны сделать такое различие из подлинного серебра, чтобы не быть приспособленными для использования в обычных случаях? Сколько людей которые, кто просто не могут вынести кофе, чай, или шоколад, сделанные в медной кухонной посуде, в то время как большинство других людей никогда не будет замечать различие?

How many people, again, have an aversion from hot food, especially overcooked food, from rich dishes also and sweet dishes, and infinitely prefer cold and simple foods, and especially such as are slightly on the side of acidity? No small number among these persons evince so extraordinary a liking for salad that they may be heard to remark that they would give up the rest of the menu for the salad alone. Others are unable to imagine how so unquaifed a preference could exist.

Сколько людей испытывает неприязнь от горячей еды, особенно переваренной пищи, от богатых блюд также и сладких блюд, и постоянно предпочитает им холодные и простые пищевые продукты, и особенно, с повышенной кислотностью? Никакое маленькое число среди этих людей не проявляет столь экстраординарную симпатию для салата, что можно заметить, что они бросили бы остальную часть меню для одного салата. Другие неспособны вообразить, как такое ярко выраженное предпочтение может существовать.

There are some people who simply will not endure having anyone else standing close behind them; they avoid popular gatherings of all sorts, crowds, and markets. Others find it disagreeable to take another by the hand, and absolutely unbearable for anyone else to retain for any length of time the hand they themselves proffer; if they cannot get it free otherwise, they will wrench it away. Then how many people are there not who cannot bear the heat from an iron stove, but feel quite comfortable when it proceeds from one of stonework?

Есть некоторые люди, которые просто не будут выносить наличие кого - либо еще стоящего близко позади них; они избегают популярных собраний всех видов, толп, и рынков. Другие находят неприятным, чтобы держаться за руку, и абсолютно невыносимо для кого-либо еще, чтобы сохранить в течение любого отрезка времени саму руку, которую они подают; если они не могут ее освободить, иначе они ее выдернут. Тогда, сколько людей , которые не могут перенести высокую температуру от железной печи, но чувствуют себя весьма комфортно, когда тепло проистекает из каменной кладки?

Must I continue? Must I go on enumerating for your hearing hundreds of other such reasons to excite our wonder at the attitude of a certain well- defined class of individuals?

Я должен продолжить? Я должен продолжить перечислять сотни других таких причин вызывающих наше удивление в отношении определенного класса людей?

Well, what are we to think of it all? Is it simply a case of imagination and neglected education, or bad habits occasioned, perhaps, by local disturbances of an otherwise healthy equilibrium? It may seem so, of course, to those who only take a superficial view of the matter; and unfortunately such seeming has only too often led people into facts of injustice towards such sensitive persons as those I have described. Were these peculiar phenomena verified only in particular instances, scattered as chance occurrences among different individuals in varying situations, there might perhaps be some justification for regarding them as of small importance. But one remarkable circumstance, which up to the present day has not been considered worthy of attention, sets the matter on quite a different footing: all the peculiarities attributed to these persons are not found in them as individuals, but in every case as in a class.

Хорошо, что мы должны думать о всем этом? Это - просто случаи фантазии (выдумки) и воспитания, которым пренебрегают, или плохих привычек, созданных возможно, местными беспорядками здорового равновесия? Это может казаться , конечно, так, к тем, кто только видит поверхностное представление вопроса; и к сожалению такое внешне-кажущееся слишком часто вело людей к несправедливости к таким чувствительным людям как те, что я описал. Были эти специфические явления, подтвержденные только в специфических случаях, рассеянных как случайные эпизоды среди различных людей в различных ситуациях, было бы возможно дать некоторое оправдание за оценку их из-за маленькой важности. Но одно замечательное обстоятельство, которое до настоящего времени не сочли достойным внимания, устанавливает вопрос на весьма другой основе: все особенности, приписанные этим людям не найдены в них как в людях, но в каждом случае, как в классе.

When you trouble to investigate, you find most, and frequently all. of the peculiarities mentioned in one and the same individual ; but never, not one single time, do you find one only by itself. The foe to 'yellow shuns the looking-glass ; it is the man in the comer-seat who flings the window open; the right-side sleeper is the one who gets faint in church ; the people who are disgusted by brass and German silver like cold and simple eatables and are fastidious over fat and sweets; it is they who are fond of salad, and so on; in every case the whole unbroken series of likes and dislikes is to be found in the same person, from hatred of yellow down to disinclination for sugar, and from fondness for blue down to keen appetite for salad. There is a solidarity uniting all these wonderful peculiarities in their possessor; experience shows this on all sides; whoever has one of the list has, as a rule, all the others too.

Когда Вы исследуете, Вы находите больше всего, и часто все из упомянутых особенностей, в одном и том же человеке; но но не одну единственную отдельно. Противник желтого цвета избегает зеркала; это - человек, который оставляет открытое окно; спящий на правом боку - тот, кто становится слабым в церкви; человек, который чувствует отвращение к меди и немецкому серебру и холодным и простым съестным блюдам и скрупулезен к жиру и конфетам; именно он любит салат, и так далее; в каждом случае целое любит ненарушенный ряд, и неприязнь должна быть найдена в том же самом человеке, от неприязни к желтому к несклонности к сахару, и от чувствительности к синему к острому аппетиту для салата. Есть солидарность, объединяя все эти замечательные особенности в их обладателе; испытайте всесторонне склонность к этому; если имеется один из списка, имеются, как правило, также все другие.

The conclusion is clear: there is a connection between them all which cannot be refused recognition; and, if that is so, it can only be because they are all related in turn to a fundamental bond of union, to a hidden secret source, from which they all proceed in common. Now if this source be present in some men and absent in others, it is obvious that, taken from this point of view, there are in effect two classes of men: ordinary men, who have none of, all these faculties of sensibility, and those peculiarly subject to excitation, who are excited in the way already described on every trifling occasion.

Заключение ясно: есть связь между ими всеми, которой нельзя отказать в признании; и, если это - так, может только быть, потому что они все связаны в свою очередь с фундаментальным обязательством союза, к скрытому секретному источнику, из которого они все вместе происходят. Теперь, если этот источник присутствует в некоторых мужчинах и отсутствующий в других, очевидно что, взятые с этой точки зрения, есть в действительности два класса мужчин: обычные мужчины, которые не имеют ни одного из всех этих способностей чувствительности, и тех странных, подверженных активизации, кто взволнован в пути, в каждом описанном пустяковом случае.

The latter class may be called “Sensitives”; for they are, in fact, frequently more sensitive than a mimosa. They are so in the very depths of their nature, a nature they can neither lay aside nor treat with arbitrary violence; and whenever their peculiarities have been taken for cranks and contrariness their feelings have always been hurt by the fact. They have quite enough to suffer without that from our everyday world, which has never hitherto taken any account of them. Their sufferings are the consequence of their hitherto unrecognized peculiarity in the sensory faculty, and they are entitled to more consideration than has hitherto been accorded them. Their number is not small, and we shall soon see how deeply human life. is penetrated by these peculiar factors, of which I have now given you only the most elementary and superficial sketch.

Последний класс можно назвать “Sensitives”; поскольку они, фактически, часто более чувствительны чем мимоза. Они - так в самых глубинах их природы, природы, которую они ни не могут отложить в сторону, ни отнестись с насилием; и всякий раз, когда их особенности были взяты для чудаков и упрямства, их самолюбие всегда задевались этим фактом. Они имеют достаточно, чтобы и без этого пострадать от нашего каждодневного мира, который до настоящего времени никогда не вел их счета. Их страдания - последствие до настоящего времени непризнанной их особенности в сенсорной способности, и они имеют право на большее количество внимания чем, до настоящего времени они получали. Их число не является маленьким, и мы будем скоро видеть как человеческая жизнь очень проникается этими специфическими факторами, из которых я теперь дал Вам только самый элементарный и поверхностный эскиз.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 08.01.2008, 00:28   #3
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию II ОД – Кристаллы – Темная комната

II
Od—Crystals—The Dark Chamber
ОД – Кристаллы – Темная комната

You have already succeeded, I dare say, by means of the distinctive marks I have given you, in finding out some of your acquaintance whom the characteristics fit, those whom I called sensitives. In point of fact it is not difficult to lay one’s finger on them; they are to hand everywhere in great numbers. And if you cannot at once get hold of some in quite good health, then turn your attention to those who pass restless nights, who are always pulling the bedclothes about during their sleep, who talk, or even get out of bed while dreaming, are greatly troubled by passing attacks of sick headache, frequent sufferers from stomach-aches of short duration, complain of nervous depression, are not fond of large parties, and like keeping to a few friends, or even seek for solitude. All such people are, with few exceptions, of a more or less sensitive nature.

Вы уже преуспели, как я думаю, посредством отличительных моментов, которые я дал Вам, в обнаружении части ваших знакомых, кому соответствуют те особенности, которые я назвал сенситивными. Фактически не трудно сосчитать их; они должны присутствовать всюду в большом количестве. Обращаем ваше внимание к тем, кто проводит беспокойные ночи, кто всегда теребит постельное белье в течение сна, кто говорит, или даже встает с кровати, очень обеспокоен, переживая нападения сильной головной боли, частые страдания от болей в желудке короткой продолжительности, жалуется на депрессию, не любит большие толпы, имеет нескольких друзей, или даже ищет одиночество. Все такие люди, с немногими исключениями, более или менее чувствительной природы.

What I have recounted, however, only makes up the trivial aspect of the matter on which you are consulting me; as soon as our subject is laid on the touchstone of science, things of quite other importance come into view. Just procure a natural crystal, as big a one as you can get, say a gypsum spar two spans in length, a heavy spar, or a St. Gothard mountain crystal a foot long, and lay it horizontally over the corner of a table or the arm of a chair, so that both ends project unsupported. Now lead a “sensitive” person up to it, and tell him to put the palm of his left hand within three, four, or six inches’ distance from each end of the crystal, one end after the other; it will not be half a minute before he will tell you that a fine, cool current is coming against his hand from the end of the upper part of the peak of the crystal, while from the other end—but on the lower, broken surface, that on which the crystal grew—a certain feeling of lukewarmness reaches his hand. He will find the feeling of coolness pleasant and refreshing, that of the lukewarmness unpleasant, and accompanied by a disagreeable feeling, one almost of disgust, which, after a short period, will affect his whole arm, if kept there, and produce a sort of feeling of lassitude.

Что я перечислил составляет , однако, только тривиальный аспект вопроса, относительно которого Вы общаетесь со мной; как только наш предмет положен на пробном камне науки, вещи другой важности входят на передний план. Только обеспечьте естественный кристалл, столь же большой тот, как Вы можете добыть, например гипсовый шпат двух пядей (18 дюймов ?) в длине, барит, или Св. Gothard горный кристалл один фут длиной, и положите его горизонтально на углу стола или ручки стула, так, чтобы оба концы свисали. Теперь ведите сенсетивного человека , и скажите ему помещать ладонь его левой руки в пределах три, четыре, или шестидюймового расстояния с каждого конца кристалла, один конец после другого; не пройдет половины минуты прежде, чем он скажет Вам, что тонкий, прохладный, поток прибывает против его руки с конца верхней части пика кристалла, в то время как с другого конца - но на ниже, сломанной поверхности, на которой кристалл выращивался, определенное чувство слабой нагретости достигает его руки. Он найдет чувство прохлады приятным и освежающим, а слабой нагретости неприятным, и сопровождаемым неприятным чувством, почти отвращения, которое, после короткого периода, затронет его целую руку, если сохранено там, и произведет своего рода чувство усталости.

When I first made this observation, it was just as novel as puzzling; nobody, wherever I went, would believe it. Meantime I have repeated it with hundreds of sensitives in Vienna; it has been confirmed in England, Scotland, and France; and anyone can easily put it to the proof himself, as sensitives exist everywhere. When they hold their hand near other parts of the crystal, say the bevelments on each side, they do, it is true, feel the two sensations of coolness and lukewarmness, but to an incomparably weaker degree than at the two ends, which are opposite poles. Non-sensitives feel nothing at all.

Когда я сначала сделал это наблюдение, это было столь же ново и озадачивающе; и везде, куда бы я пошел, не верили этому. Тем временем я повторил это с сотнями sensitives в Вене; это было подтверждено в Англии, Шотландии, и Франции; и любой мог легко поместить это в доказательство непосредственно, поскольку sensitives существуют всюду. Когда они держат руку около других частей кристалла, говорят bevelments относительно каждой стороны, они, это верно, действительно чувствуют два ощущения прохлады и слабой нагретости, но в несравнимо более слабой степени чем в двух концах, которые являются противоположными полюсами. Не сенсетивы не чувствуют ничто вообще.

As these contrasting sensations are excited without the crystal being touched, and at a distance of several inches—in fact, in the case of strongly sensitive persons at a distance of several feet—it seemed to be that from these so-to-speak semi-organic stones something was proceeding, emanating, radiating, something as yet unknown to natural science, some¬thing which, however incapable we may be of seeing it, still makes its existence known through its effects upon the body. Now sensitives being, so far as feeling is concerned, so very much more capable than other men, the thought occurred to me that they might, in certain respects, be superior to us also in the sense of sight, and perhaps be able, in dense darkness to perceive something of these peculiar emanations from crystals.

Поскольку эти контрастные ощущения вызывались без касания кристалла, и фактически на расстоянии нескольких дюймов, а в случае черезвычайно чувствительных людей на расстоянии нескольких футов – было о чем поговорить. Полуорганические камни - кое-что переходило, выделялось, излучалось, кое-что пока еще неизвестное естествознанию, кое-что, что-то, которое мы не способны наблюдать, но доказывающее свое существование хорошо знавшим его эффектами на тело. Интересно, если sensitives, насколько более способны чем другие мужчины, подумал, то они, в определенных отношениях, могли бы превосходить нас также в видении, и возможно в плотной темноте смогут почувствовать кое-что из этих специфических испусканий от кристаллов.

To put this to the proof, one dark night in May 1844 I took an immensely large mountain-crystal with me on a visit to a highly sensitive girl, Miss Angelica Sturmann; her doctor, Professor Lippich, a, man celebrated as a pathologist, was present on the occasion. We put two rooms into complete darkness and in one of them I placed the crystal, ill a spot unknown to the others. After pausing a little; to allow our eyes to get accustomed to the dark, we brought the girl into the room where the crystal was. Only a short time elapsed before she told me the place where I had set it down. The whole body of the crystal, she said, was glowing through and through with a fine light, while a body of blue light, the size of one’s hand, was streaming out of its peak, in constant motion to and fro, and occasionally emitting sparks; it was tulip-shaped, and disappearing in fine vapour at the summit.

Чтобы проверить это, одной темной ночью в мае 1844, я взял с собой очень большой горный кристалл на посещение очень чувствительной девочки, мисс Анжелики Стерманн; ее доктор, профессор Липпич, выдающийся патолог, присутствовал при этом. Мы создали в двух комнатах полную темноту, и в одной из них я поместил кристалл, в место, неизвестное другим. После небольшого перерыва; позволив нашим глазам привыкнуть к темноте, мы привели девочку в комнату, где был кристалл. Только короткое время протекало прежде, чем она сказала мне место, где я положил это. Целое тело кристалла, она сказала, пылало с прекрасным светом, в то время как поток синего света, размер с ладонь, тек из ее пика, в постоянном движении туда и сюда, и иногда испуская искры; он имел форму тюльпана, и исчезающий в прекрасном паре на встрече на высшем уровне.

When I turned the crystal round, she saw a dense red and yellow smoke rising over the butt-end. You can Imagine how delighted I was with this statement. It was the first observation of thousands of others similar to it, which followed on from that day to this, made with crystals under innumerable variations of conditions, observations which, through the medium of a multitude of sensitive persons, established the fact that the phenomena produced by crystals to the sense of touch are accompanied by phenomena to the sense of vision, the latter phenomena following the former pari passu, in polar contrast of blue and red-yellow, and only perceptible by sensitives.

Когда я перевернул кристалл, она видела, что плотный красно-желтый дым повысился по концовке. Вы можете представить, насколько восхищенный я был этим заявлением. Это было первое наблюдение из тысяч других, подобных этому, которые последовали за этим, сделанное с кристаллами под неисчислимыми изменениями условий, наблюдения, которые, посредством множества чувствительных людей, установили факт, что явления, произведенные кристаллами к осязанию сопровождаются явлениями к чувству видения, последние явления после равные во всех отношениях, на полярном контрасте синих и красно-желтых, и только заметные sensitives.

If you wish to make these experiments for yourself, I must warn you that you can only expect them to succeed in absolute darkness. The crystalline light is so fine and so extremely weak that if so much as a trace of any other light is perceptible anywhere in the dark chamber, it is sufficient to blind the sensitive observer, that is, to temporarily blunt his excitability of sense for so extremely weak a degree of light. Furthermore, there are but few human beings so highly sensitive to be able, like the young lady I have named, to perceive this delicate light after so short a period of darkness. For sensitives of a middling degree of power it has mostly taken one to two hours in the dark to sufficiently relieve their eyesight from the over-excitation of day- or lamp-light, and thus adequately to prepare it for the detection of the crystal-light. I have even had several cases in which weak sensitives gave no result after three hours, but who nevertheless succeeded quite well during the fourth hour in seeing crystals give out light and in convincing themselves of the reality of the phenomenon.

Если Вы желаете сделать эти эксперименты непосредственно сами , я должен предупредить Вас, что Вы можете ожидать, что они получатся в абсолютной темноте. Прозрачный свет настолько тонок и столь чрезвычайно слаб, что если к след любого другого света является заметным где-нибудь в темной палате, этого достаточно чтобы ослепить чувствительного наблюдателя, то есть, есть возбудимость чувства для столь чрезвычайно слабой степени света. Кроме того, есть слишком немного людей, столь очень чувствительных, чтобы быть в состоянии, как молодая особа, которую я назвал, чувствовать этот тонкий свет после столь короткого периода темноты. Для sensitives посредственной степени способности по большей части требуется один - два часа в темноте, чтобы достаточно освободить их зрение от сверхвозбуждения дня - или искусственного освещения, и таким образом соответственно подготовить это к обнаружению кристаллического света. Я даже имел несколько случаев, в которых слабый sensitives не дал никакого результата после трех часов, но кто однако следовал весьма хорошо в течение четвертого часа в наблюдении кристаллов выделить свет и в убеждении в действительности явления.

Now you are impatient to know what this really means, and where these phenomena fit in to physics and physiology, both as to their subjective and objective particulars. They are not heat, although they excite similar sensations to those of lukewarmness and coolness; there is no conceivable source of heat in the case, and, were there any, it would be perceived, not only by sensitives, but also by non-sensitives, or in the ultimate issue by a fine thermo-scope. They are not electricity; for there is no excitation present to account for the eternally flowing stream, the electroscope is not affected, and conduction, in accordance with the laws of electricity, is without effect. It cannot be magnetism and diamagnetism, because crystals are not magnetic, and diamagnetism does not take effect in all crystals in the same sense, but in widely differing and contrasted senses—a matter that has no place here at all. It cannot be ordinary light, because, although light is here as an accompaniment, mere light never produces sensations of lukewarmness and coolness, etc. [See Odische Begetenheiten : Poggendorf’s objection.]

Теперь Вы в нетерпении, чтобы знать то, что это действительно означает, и где эти явления сходились к физике и физиологии, и относительно их субъективных и объективных подробных особенностей. Они не высокая температура, хотя они взволновали подобные ощущения слабой нагретости и прохлады; нет никакого мыслимого источника высокой температуры в случае, и, был там любой, это будет воспринято, не только sensitives, но также и non-sensitives, или в окончательной проблеме тонкими thermo-возможностями. Они не электричество; для нет никакого настоящего возбуждения, чтобы объяснять вечно плавный поток, электроскоп не затронут, и проводимость, в соответствии с законами электричества, является без эффекта. Это не может быть магнетизм и диамагнетизм, потому что кристаллы не являются магнитными, и диамагнетизм не вступает в силу во всех кристаллах в том же самом смысле{чувстве}, но в широком отличии и противопоставленном вопросе чувств{смыслов}-a, который не имеет никакого места здесь вообще. Это не может быть обычный свет, потому что, хотя свет - здесь как сопровождение, простой свет никогда не производит сенсации слабой нагретости и прохлады, и т.д. [См. Odische Begetenheiten: возражение Погджендорфа.]

Well, then, after saying all that, what are the phenomena you have described? If you really wish to know, you compel me to admit that I do not know myself. I am becoming aware through sundry avenues of the presence of a natural force, for which I am unable to find a place on the record established by those forces we already know of. If my judgment of the facts I have been able to gather has not gone astray, this force fits in between electricity, magnetism, and heat, without being identifiable with any of the three; so, in the embarrassment created by the occasion, I have provisionally designated it by the word “Od,” the etymology of which I shall discuss later.

Хорошо, тогда, после высказывания все, что, что является явлениями, которые Вы описали? Если Вы действительно желаете знать, Вы заставляете меня признавать, что я не знаю себя. Я узнаю через различные направления присутствия естественной силы, для которой я являюсь неспособным найти место на шкале установленной теми силами, о которых мы уже знаем. Если мое суждение фактов, которые я был в состоянии собрать, не потерялось, эти глухие посадки между электричеством, магнетизмом, и высокой температурой, не будучи опознаваемым ни с одним из трех; так, в затруднении, созданном случаем, я временно определял это словом " Od ", этимологию которого я буду обсуждать позже.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 08.01.2008, 00:33   #4
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию III Солнце – Луна - Радуга

III
Sun—Moon—Rainbow
Солнце – Луна - Радуга

Sensitives you now know, and the element in which they move you know, namely, that force of nature which I have designated by the word “Od.” But with all that we have only lifted one corner of the hem of the great odic garment in which the universe has wrapped itself. That remarkable force of od streams not only from the poles of the crystal, but gushes also from numerous other sources in the great world of being just as strongly, and even more strongly still.

Sensitives, которых Вы теперь знаете, и элемент, в который они перемещают Вас, знают, а именно, что это сила природы, которую я определял словом " Od ". Но мы только подняли один угол края большого одического предмета одежды, в который завернулась Вселенная. Та замечательная сила потоков Ода идет не только от полюсов кристалла, но и также от потоков многочисленных других источников в большом мире.

First and foremost I shall take you to the stars, and, in fact, to the sun itself. Post a sensitive person In the shade, give him an ordinary unfilled barometer-tube, or any other sort of glass rod, or even a wooden stick, in his left hand, and let him hold the rod in the sunshine, while his person and hand remain in the shade. You will shortly learn something from this simple experiment that will surprise you. You naturally expect that the person experimenting will perhaps feel the rod getting warm; the most that can happen will surely be that the sunshine will warm it up.

Прежде всего я возьму Вас к звездам, и, фактически, к Солнцу непосредственно. Поставьте чувствительного человека в тень, дайте ему обычную незаполненную трубу барометра, или любой другой вид стеклянного прута, или даже деревянную палку, в его левую руку, и позвольте ему держать прут в свете, в то время как его особа и рука остаются в тени. Вы вскоре обнаружите кое-что из этого простого эксперимента, что удивит Вас. Вы естественно ожидаете, что экспериментирование человека будет возможно чувствовать, что прут согревается; наиболее что может случиться, конечно будет то, что свет нагреет это.

But you will hear exactly the opposite: the sensitive’s hand will feel a number of effects, but the sum-total of them all will be—a coolness. If such a hand withdraw the rod into the shade, the coolness will vanish, and the hand will feel the rod getting warm; if it put the rod back into the sunshine, the rod will once more grow cool to its sensory perception; it can check the correctness of its own sensations by continuing to change about from one position to the other.

Но Вы услышите полную противоположность: рука sensitive будет чувствовать множество эффектов, но общее количество суммы их всех будет прохлада. Если такая рука заберет прут в тень, то прохлада исчезнет, и рука будет чувствовать, что прут согревается; если это откладывало прут в свет, прут еще раз станет прохладным к его сенсорному восприятию; это может проверить правильность его собственных ощущений, продолжая перемещаться от одного положения к другому.

There are consequently some very simple, but so far unobserved, factors in existence under the influence of which the direct sunbeam not only does not warm, but, in a most unexpected and unusual manner, cools. And as to this coolness, sensitives will tell you that it bears every resemblance in its effects to those exercised by the coolness felt from the upper peak of the mountain-crystal.

Есть, следовательно, некоторые очень простые, но пока ненаблюдаемые факторы, уже существующие, под влиянием, которых прямой солнечный луч не только не делает теплым, но и, в самой неожиданной и необычной манере, охлаждает. И относительно этой прохлады, sensitives скажет Вам, что это имеет сходство в его эффектах ощущения прохлады, которые происходят от верхнего пика горного кристалла.

Now, if this coolness is something in the nature of od, it will necessarily find some expression in the dark as a phenomenon of light. You will succeed in finding this out if you will perform one of my experiments as follows: I hung a copper wire so as to go from a fully lighted room into the darkness of the camera obscura. Then I put the end of the wire out into the sunshine. Scarcely was this done when the part of the wire that was in the dark began to get luminous, and a small, flame-like phenomenon, the size of a finger, rose up at its extremity. The sunshine consequently infused an odic element into the wire, seen by sensitives streaming out in the darkness under the form of light.

Теперь, если эта прохлада будет кое-чем в виде Ода, то это обязательно найдет некоторое выражение в темноте, как явление света. Вы преуспеете в том, если Вы выполните один из моих экспериментов следующим образом: я вешал медный провод, чтобы пойти от полностью освещенной комнаты в темноту камеры - обскуры. Тогда я выводил конец провода на свет. Едва было сделанное, когда часть провода, который был в темноте, начала становиться люминесцентной, и маленькое, подобное пламени явление, размером с палец, повысилось в его конце. Свет следовательно вселял odic элемент в провод, замеченный sensitives, текущим в темноте под формой света.

But take one step further; let the sunbeam fall on a good glass prism, and throw the colours of the rainbow on to the nearest wall. Let the sensitive person with the glass rod in his left hand try the colours one after the other. If he hold it so as to catch only the blue or violet colour in the air, the sensation that this will excite in him will be one of a highly agreeable coolness, much purer and cooler than that which occurred with the unrefracted sunbeam. If, instead of this, he puts the rod into the yellow ray, or, better still, into the red ray, the comfortable feeling of coolness will vanish on the instant, and be replaced by one of heat; a disagreeable lukewarmness will make his whole arm heavy.

Но сделайте один шаг далее; позвольте упасть солнечному лучу на хорошую стеклянную призму, и отбросить цвета радуги на самую близкую стену. Позвольте чувствительному человеку со стеклянным прутом в его левой руке пробовать цвета один за другим. Если он будет держать его, чтобы поймать только синий или фиолетовый цвет в воздухе, то ощущение, которую это вызовет в нем, будет из разряда очень приятной прохлады, намного более чистой и более прохладной чем та, которая произошла от непреломляемого солнечного луча. Если, вместо этого, он поместит прут в желтый луч, или, лучше все еще, в красный луч, то удобное чувство прохлады исчезнет тотчас, и будет заменено разновидностью высокой температуры; неприятная слабая нагретость сделает всю его руку тяжелой.

You can make the sensitive hold a bare finger on the colours, instead of using the rod as intermediary; the effect will be the same; I only devised the rod for the purpose of shutting off the actual heat rays from his hand by means of a bad conductor of heat. These effects of refracted sunlight will be found exactly similar to those of the poles of the crystal. Hence you see: od exercising both kinds of effect is contained in the sunbeam; it streams towards us from our star of day every moment in immeasurable floods, along with the light and heat, and forms a newly discovered mighty solar agent, the extent of whose functions we have no present means of estimating.

Вы можете заставить сенсетива проводить голый палец на цветах, вместо того, чтобы использовать прут как посредник; эффект будет тем же самым; я только изобрел прут ради отключения лучей высокой температуры от его руки посредством плохого проводника высокой температуры. Эти эффекты преломляемого солнечного света будут найдены точно подобными таковым из полюсов кристалла. Следовательно Вы видите: Од, осуществляющий оба вида эффекта содержится в солнечном луче; он течет к нам от нашей звезды в каждое мгновение дня в неизмеримых наводнениях, наряду со светом и высокой температурой, и формирует недавно обнаруженного могущественного солнечного агента, степень, функций которой мы не имеем никаких существующих средств оценки.

Will you now let me ask you to look back for a moment to the foe to yellow and friend to blue I spoke of in my first letter? Have we not seen that the pole of the crystal that breathed forth an agreeable coolness was one that emitted blue light? And do we not here, by quite a different route, come upon sunlight distributing with its blue ray an extremely agreeable and refreshing coolness ? And, vice versa, had not the red-yellow light of the other pole of the crystal, and also the red-yellow ray of the sun, produced feelings of nausea and discomfort in the sensitives ? You see how in two cases, standing so infinitely wide apart, blue had invariably for jts sequel sensations of comfort, and red-yellow feelings of discomfort. Herewith you receive a preliminary hint to put you on your guard against all rash judgment of sensitive persons in the matter of their alleged whims. You see that, in fact, something more must lie hidden in the yellow and blue of our colours than their mere optical effect on the retina of the eye, that here a deep-down, instinctive sense of a subtle, unknown something guides the feeling and intuitive judgment of our sensitives, and that this is a matter worth the utmost efforts of our powers of observation.

Вы теперь позволите мне просить, чтобы Вы оглянулись назад на мгновение к противнику желтого и другу синего, о которых я говорил в моем первом письме? Разве мы не видели, что полюс кристалла, который вдыхал дальше приятную прохладу, был тем, который испускал синий свет? И мы здесь, весьма другим маршрутом, наталкиваемся на распределение солнечного света с его синим лучом чрезвычайно приятной и освежающей прохлады? И, наоборот, не имел красно-желтый свет другого полюса кристалла, и также красно-желтый луч солнца, произведенные чувства тошноты и дискомфорта в sensitives? Вы видите, как в двух случаях, стоящих так бесконечно широко обособленно, синий имел неизменно для jts ощущений продолжения комфорта, и красно-желтых чувств дискомфорта. При этом Вы получаете предварительный намек, чтобы оберечь Вас против опрометчивого суждения про чувствительных людей, что касается их предполагаемых прихотей. Вы видите, что, фактически, кое-что больше должно быть скрытое в желтом цвете и синем цвете наших цветов чем их простой оптический эффект на сетчатку глаза, что здесь глубокий корень, инстинктивный смысл{чувство} тонкого, неизвестное что-то ведет чувство и интуитивное суждение нашего sensitives, и что это является ценным стимулом предельно усилить производительность наших наблюдений.

Now, leaving colours on one side, I wish to arm you with one more easy experiment that I have often made for isolating the odic content of sunbeams. Polarize them in the ordinary way, so that they fall at an angle of 35° on a bundle of a dozen panes of glass. Then let the sensitive observer hold the rod in his left hand now in the reflected light and now in the light that has passed through. You will always hear that the former sends odic cool and the latter odic mawkishness along the rod to the sense of feeling in the hand.

Теперь, оставляя цвета на одной стороне, я желаю вооружить Вас еще одним легким экспериментом, который я часто делал чтобы изолировать содержание odic солнечных лучей. Поляризуйте их обычным способом, так, чтобы они упали под углом 35 ° на связку дюжины оконных стекол. Тогда позвольте чувствительному наблюдателю держать прут в его левой руке в отраженном свете и на свету, который прошел. Вы будете всегда слышать, что прежний посылает прохладный odic и последний odic неприятную приторность по пруту к ощущению в руке.

If you are in ^tfe mood, you can take a little rise out of the chemists in this connection. Get two similar glasses of water, and put one standing in the reflected and the other in the filtered sunlight. After they have been there six to eight minutes, let a sensitive sip from them. He will tell you at once that the water taken out of the reflected light tastes cool and slightly acidulous, and that the water taken out of the filtered light tastes mawkish and somewhat bitter. Do something more : put a small glass vessel filled with water in the blue light of the spectrum, and another one in the orange; or put one of them at the pointed end of a large mountain-crystal, and the other at the butt-end. In all these cases you may be sure that the sensitive will find the water that has been in the blue light pleasant, and lightly acidulated, and that which has been in the orange nauseating, rather bitter, and erode. He will drink the first glass off with pleasure, if you let him do so; but, if you force him into drinking the other, an event may betide you that happened once to myself, namely, that the sensitive shortly afterwards had a violent fit of vomiting. Now give the water to the gentlemen of the analytical profession, and ask them to try out the elements of the “amarum” and the “acidum” from it.

Если Вы находитесь в плохом настроении, Вы можете взять небольшое повышение от химиков в этой связи. Возьмите два подобных сосуда воды, и поместите один, стоящий в отраженный и другой в фильтрованный солнечный свет. После того, как они были там шестью - восьмью минутами, позвольте сенсетиву их глотнуть. Он скажет Вам сразу, что вода, взятая из отраженного света является на вкус прохладной и немного кисловатой, и что вода, взятая из фильтрованного света является на вкус приторной (слащавой) и несколько горькой{ожесточенной}. Сделайте кое-что больше: поместите маленькую стеклянную посуду, заполненную водой в синий свет спектра, и другую в оранжевую; или поместите одну из них в резком конце большого горного кристалла, и другую в конце. Во всех этих случаях Вы можете убедиться, что сенситив найдет воду, которая была в приятном синем свете, и слегка подкисляла, и том, который был в оранжевом, противном, довольно горьком{ожесточенном}, и разрушает. Он выпьет первый стакан до дна с удовольствием, если Вы позволите ему делать так; но, если Вы вынуждаете его пить другой, событие может случиться с Вами, которые случились однажды со мной непосредственно, а именно, что сенситив вскоре впоследствии имел сильный припадок рвоты. Теперь дайте воду господам аналитической профессии, и попросите, чтобы они испытали элементы “amarum” и “acidum” от этого.

Proceed with the moonlight as you have done with the sunlight. You will obtain similar, but in part polarically contrasted results. A glass rod held by a sensitive’s left hand in full, pure moonlight will not yield him coolness, but lukewarmness. A glass of water that has been some time in the moonlight he will find tasting more insipid and mawkish than another that has been standing a moderate tune in the shade. Everyone knows the great influence the moon has on many people; all persons subject to its influence are without exception sensitives, and as a rule pretty keenly sensitive. And, as the moon demonstrably exercises odic effects, while its Influence on lunatic patients corresponds exactly with the effects that can be produced through other odic sources, it is as an od-distributive star of great importance for us.

Продолжите с лунным светом, что вы делали с солнечным светом. Вы получите подобные, но частично противопоставленные результаты. Стеклянный прут, поддержанный левой рукой sensitive полностью, чистый лунный свет не будет приводить к нему прохладу, но слабаую нагретость. Стакан воды, которая была некоторое время в лунном свете, он найдет дегустацию более безвкусной и приторной (слащавой) чем другой, который стоял умеренная tune в тени. Каждый знает большое влияние, которое луна имеет на многих людях; весь предмет людей к его влиянию без исключения sensitives, и как правило довольно остро чувствителен. И, поскольку луна очевидно осуществляет эффекты odic, в то время как ее влияние на сумасшедших пациентов соответствует точно эффектам, которые могут быть произведены через другие odic источники, это - как од-распределяющая звезда, очень важная для нас.

The element of odic force is thus radiated towards us so abundantly by sunlight and moonlight that we can lay hold of it at our ease and make use of it in simple experiments. How unbounded its influence is on the whole of humanity, and even on the whole animal and vegetable kingdom, will be proved shortly. Od is, accordingly, a cosmic force that radiates from star to star, and has the whole universe for its field, just like light and heat.

Элемент силы odic таким образом излучен к нам так в изобилии солнечным светом и лунным светом, что мы можем держатся из этого в нашей непринужденности и использовать в простых экспериментах. То, насколько неограниченный его влияние - в целом на человечество, и даже на целом на животном и растительном царстве, будет доказано вскоре. Од, соответственно, космическая сила, которая исходит от звезды, чтобы играть главную роль, и имеет целую вселенную для ее области{поля}, точно так же как свет и высокая температура.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 08.01.2008, 00:38   #5
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию IV Магнетизм

IV
Magnetism
Магнетизм

I have headed these letters of mine Odic-Magnetic Letters, "But why magnetic? What has magnetism got to do with them?" you ask. My answer must almost be, "Little or nothing at all." But it has pleased the world to call a number of the phenomena which come in here magnetic, and I have to accommodate myself to the nomenclature demanded by the fashion of the day. The occasion for my doing so lies in the circumstance that magnetism has for its collaterals certain odic forces, just as sunlight and moonlight have a retinue of them, just as they proceed from the poles of a crystal, and just as they flow from numerous sources that have nothing even remotely in common with magnetism as we have so far understood it. Let us take a glance at the mutual relations of magnetism and od.

Я назвал эти мои письма Odic-магнитные письмами, ", Но почему магнитными? Что магнетизм получил, чтобы делать с ними?" Вы спрашиваете. Мой ответ должен быть, "Немного или ничто вообще." Но это понравилось миру назвать множество явлений, которые описываются здесь, магнитными, и я должен приспособиться к спецификации, потребованной модой дня. Случай для моего выполнения так ложь при обстоятельстве, что магнетизм имеет для его имущественных залогов определенные силы odic, так же, как солнечный свет и лунный свет, имеет свиту их, так же, как они проистекают из полюсов кристалла, и так же, как они текут из многочисленных источников, которые не имеют ничего даже отдаленно общего с магнетизмом, поскольку мы пока поняли это. Позвольте нам брать взгляд на взаимные отношения магнетизма и Ода.

Lay a good rod-magnet transversely across the comer-of a table, so that both ends project, as you did with the large crystal. Get the table into such a position that the rod will be left lying along the meridian, like the needle of a compass, with the northward pole to the north and the southward pole to the south. Now bring in a sensitive, and get him to gradually approach first one pole, then the other, to a distance of four or five inches, with the palm of his left hand. By this proceeding you will get the same declarations from him that he made in the case of the crystals, namely, that one of the poles, in this case the one turned towards the north, sends a cool breath of air to his hand, and that the other turned towards the south gives out a lukewarm, mawkish breath.

Положите хороший прутообразный магнит поперек конца стола, так, чтобы оба конца, были как в случае с большим кристаллом. Поставьте стол в такое положение, что прут будет расположен лежа по меридиану, как игла компаса, с движущимися северным полюсом на север и движущийся на юг южным полюсом. Теперь введите сенситива, и заставьте его постепенно приближаться сначала к одному полюсу, потом к другому, с расстояния четырех или пяти дюймов ладонью его левой руки. Этим переходом Вы получите те же самые декларации от него, что он сделал в случае кристаллов, а именно, что один из полюсов, в этом случае направленный к северу, посылает прохладное дыхание воздуха к его руке, и что другой направленный к югу выделяет теплое, приторное (слащавое) дыхание.

Again, you can set a glass of water at each pole of the magnet, and after six or eight minutes get the sensitive to taste them. He will pronounce the glass it the pole turned to the north fresh and cool, and I hat at the pole turned towards the south lukewarm and disgusting; and, if you wish to challenge our chemists again, they will get angry and, to free themselves from their embarrassment, will bluntly contest the observation made, though it be as clear as day, and tell you that it is not the fact. It is for you to smile at the simplicity evinced now and again ex cathedra—as if a truth of nature could be turned into an untruth by unsupported contradiction. In spite of themselves these gentlemen will have to think out some better answer before long.

Снова, Вы можете установить стакан воды в каждом полюсе магнита, и после того, как пройдет шесть или восемь минут заставить сенситивов испытывать их. Он объявит стакан у полюса направленного на север свежим и прохладным, и стакан в полюсе повернутому к югу, теплым и неприятным; и, если Вы желаете снова бросить вызов нашим химикам, то они станут сердитыми и, освободите себя от их затруднения, прямо оспорюющего сделанное наблюдение, хотя это, быть ясно как день, и говорящим Вам, что это не факт. Это - для Вас, чтобы улыбнуться простоте, проявленной время от времени исключаемой догматиками - как будто правда природы могла быть превращена в неправду неподдержанным противоречием. В своем недоброжелательстве эти господа должны будут продумать некоторый лучший ответ в ближайшее время.

You will naturally assume that the conjectures which took me into the dark with the crystals must have risen up to my mind for the case of magnets as well. I made my first experiment of this sort with Miss Mary Nowotny in Vienna during April 1844, and repeated it with other sensitives in the dark chamber a hundred times after. It was with satisfaction and delight that I ascertained my conjectures to have been justified, for she straightway stated that at both ends of the magnet-rod a flame was burning, luminous and fiery, smoking and sending out sparks, at the end to the north blue, at the end to the south yellow-red. But make the easy experiment yourself, and then vary it. Set the rod-magnet up on end, with its southward pole uppermost, and you will be told that the luminous body increases, mounting almost to the roof of the chamber if the magnet is strong enough. Indeed it will go so far as to produce an illuminated spot of a somewhat rounded shape on the ceiling itself, one, two or as many as three feet in diameter, and so bright that, if the sensitive is sufficiently responsive to excitation, he will be able to describe the decoratio.1 he sees there.

Вы естественно предположите, что догадки, которые привели меня в темноту с кристаллами, должно быть, повторились в моих мыслях для случая магнитов также. Я сделал мой первый эксперимент этого вида с мисс Мэри Ноуотнай в Вене в течение апреля 1844, и повторил это с другими sensitives в темной палате сто раз после. Именно с удовлетворением и восхищением я установил мои догадки, которые оправдались, поскольку она немедленно заявила, что в обоих концах прута магнита пламя горело,ярко и пламенно, куря и отсылая искры, в конце северного полюса синего цвета, в конце южного - желто-красного. Но сделайте легкий эксперимент самостоятельно, и затем измените это. Установите магнит прута стоймя, с его движущимся на юг полюсом кверху, и Вам будут говорить, что люминесцентное тело увеличивается, повышаясь почти к крыше палаты, если магнит достаточно силен. Действительно это пойдет, насколько произвести освещенное место несколько округленной формы на потолке, один, два или целых три фута в диаметре, и настолько яркий, что, если сенситив достаточно отзывчив к возбуждению, он будет в состоянии описать декорацию, которую он видит там.

But I warn you not to omit any of the precautionary measures I have prescribed as to absolute darkness and preparation of the eyesight in darkness for hours at a time. If you omit one, your assistant in the experiment will see nothing; you are labouring in vain; and the exactness of my statements is exposed to undeserved suspicion.

Но я попросил Вас не опустить любую из предупредительных мер, которые я предписал относительно абсолютной темноты и подготовки зрения в темноте в течение многих часов одновременно. Если Вы опустите одну, то ваш помощник в эксперименте не будет видеть ничто; Вы потрудитесь напрасно; и точность моих утверждений будет подвергнута незаслуженному подозрению.

A more beautiful appearance still will be presented by the luminous phenomenon, if a horseshoe magnet be used, set vertically with both poles upwards. I have in my possession a nine-layered horseshoe magnet with a lifting power of 100 lbs.; from each pole of this instrument all sensitives see a body of fine light—that is, two lights, one beside the other— streaming out; they do not attract, do not counteract, do not influence each other as the magnetic forces of the two poles do, but quietly stream up on high, one beside the other; they swarm with innumerable little points of white light, and together form a column of light the size of a man's body, which everyone who saw it described as strikingly beautiful. It goes up vertically to the ceiling and there forms an illuminated round superficies of almost two yards diameter. If the spectacle is kept in view for a good time, the whole roof of the chamber becomes gradually visible.

Более красивый вид будет представляться люминесцентным явлением, если подковообразный магнит используется, установленный вертикально с обоими полюсами вверх. Я имею в своем владении девятислоистый подковообразный магнит с грузоподъемностью 100 фунтов.; от каждого полюса этого инструмента все sensitives видят поток тонкого света то есть, двух огней, один около другого- текущих; они не привлекают, не противодействуют, не влияют друг на друга, как магнитные силы этих двух полюсов делают, но спокойно текут вверх, один около другого; они роятся с неисчислимыми небольшими точками белого света, и вместе формируют колонку света размером с тело человека, которое каждый, кто видел это, описывал как поразительно красивое. Оно повышается вертикально к потолку и там формирует освещенную круглую плоскость почти двухярдового диаметра. Если зрелище сохранено в поле зрения в течение большого времени, целый потолок палаты становится постепенно видимой.

If a magnet such as described stand upon a table, the naming emanation lights up the surface of the latter and any ornaments set upon it for ells around. If a hand be interposed, a shadow is visibly thrown.

Если магнит, типа описанного, поставить на стол, обозначенное испускание освещает поверхность последнего и какого-нибудь набора украшений на нем в эле (мера длины) вокруг. Если рука, будет вставлена, тень явно падает.

If any flat object, such as a bracket, a pane of glass, or a sheet of metal, is held horizontally in the flame-like phenomenon, the latter takes a bend round it and streams away from it underneath, just as the flame of any other fire acts when a pan or saucepan is brought into it. If you blow or breathe on it, it flickers just like the flame of a candle would do. If a draught is set up, or if one carries the magnet about, the flame goes on one side in the direction taken by the current of air, like the flame of a torch in motion. If a burning-glass be put to it, it admits of its light being gathered and condensed at the focus. The phenomenon is consequently quite a material one, and has many qualities in common with ordinary flame.

Если какой-нибудь плоский объект, типа скобки, оконного стекла, или листа металла, держать горизонтально в подобном явлении пламени, последнее берет изгиб вокруг этого и потоков далеко от этого внизу, так же, как пламя любых других действий огня, когда кастрюля поставлена на него. Если Вы дуете или дышите на это, оно мерцает точно так же, как пламя свечи сделало бы. Если сквозняк установлен, или если Вы несете магнит , пламя продолжается одной стороной в направлении, предпринятом потоком воздуха, как пламя факела в движении. Если зажигательное стекло будет помещено в него, оно впускает (принимает) его свет, собираемый и сжатый в фокус. Явление, следовательно, весьма материальное, и имеет много общих качеств с обычным пламенем.

When two magnet-flames of the kind are brought together, so as to cross each other's path, they do not disturb each other by attractions or repulsions, but interpenetrate and keep without hindrance on their course. When one is stronger than the other, endowed apparently with a stronger power of projection, it penetrates the weaker, so that the latter is cloven and courses around it on both sides. The same takes place when a rod is held in it; the rod splits the flame in two, and the flame reunites behind the rod. And just as the sensitives saw the crystals in a subtle body of light which penetrated their entire substance, so they now see the steel of the magnet fused through and through with a kind of whitish glow. Electro-magnets behave in just the same way.(1)

Когда два вида огня-магнита примирены, чтобы пересечь дорожку друг друга, они не нарушают друг друга притяжением или оталкиванием, но глубоко проникают и держат без помехи на их течении. Когда один более силен чем другой, обеспеченный очевидно более сильной мощью проектирования, он проникает через более слабый, так, чтобы последний был расколотым и бежал вокруг него с обеих сторон. То же самое имеет место, когда прут проведен через это; прут раскалывает пламя надвое, и пламя воссоединяется позади прута. И так же, как sensitives видел кристаллы в тонком теле света, который проник через их все вещество, таким образом они теперь видят сталь магнита, соединенного со своего рода беловатым жаром. Электромагниты ведут себя таким же способом.

These qualities possess, as you will easily perceive, no parallelism with those of magnetism; they are characteristically odic. If you compare a crystal of gypsum spar with a rod-magnet, both' as near as maybe of the same weight, you find no material difference between the odic emanations from the like poles, either in the effect upon the sensorium or in the matter of luminosity. In fact the crystal is even superior to the magnet in odic power; its cool and warmth is more distinct, and its strength of light greater. But a crystal has no magnetism. Here, then, you have a case of od associated with magnetism, and a case of od without magnetism, and in both cases you have od of like strength. It cannot consequently be in any way asserted that od is a connecting link with magnetism, or that it is only one cf the qualities of magnetism, or that it is magnetism itself. Od is found in the crystal quite apart from magnetism, and I shall quote you quite a number of just as striking examples in which od presents itself in the highest degree of force, while any magnetism (in the ordinary sense) is far from being present.

Эти качества не обладают, как Вы можете легко чувствовать, никаким параллелизмом с таковыми из магнетизма; они - характерно odic. Если Вы сравниваете кристалл гипсового шпата с магнитом прута, оба почти возможно того же самого веса, Вы не находите никакого материального различия между odic испусканиями от подобных полюсов, или в эффекте на sensorium или что касается яркости. Фактически кристалл даже превосходит магнит в odic силе; ее прохлада и теплота более отличны, и его сила света больший. Но кристалл не имеет никакого магнетизма. Здесь, тогда, Вы имеете случай Ода, связанный с магнетизмом, и случаем Ода без магнетизма, и в обоих случаях Вы имеете Од подобной силы. Никогда не может следовательно утверждаться, что Од - соединительное звено с магнетизмом, или что это является только одно сравни качествам магнетизма, или что это является магнетизмом непосредственно. Од найден в кристалле кроме магнетизма, и я буду приводить Вам множество так же поразительных примеров, в которых Од представляется в самой высокой степени силы, в то время как любой магнетизм (в обычном смысле) далек от присутствования.

Od must therefore be regarded as a force in itself, which shows itself in the train of magnetism, as it enters into the train of crystals, sunbeams, and many other natural phenomena which we shall touch upon. We know the great resemblance that exists between magnetism and electricity; we know that one appears so often as a sequel to the other, and vice versa, that we come near taking them to be identical. Light and heat are on the same footing; one calls the ether forth, and every moment each is being transformed into the other; and, in spite of all that, we are unable to lay our finger anywhere on the common point of departure from which they both have their origin. So it is with od. We suspect, I grant you, that these dynamic phenomena emerge in the last instance from a common source; but so long as we are not in a position to identify the unit which gives them their origin, so long nothing remains for us to do but to treat of electricity, magnetism, light, heat, and so on, as constituting, each one of them, a separate group of phenomena in itself.

Од должнен поэтому быть расценен как сила сам по себе, которая показывает себя в поезде магнетизма, вступает в поезд кристаллов, солнечных лучей, и многих других естественных явлений, которых мы коснемся. Мы знаем большое подобие, которое существует между магнетизмом и электричеством; мы знаем, что каждое появляется , как продолжение к другому, и наоборот, что мы подходим к взятию их, чтобы быть идентичным. Свет и высокая температура находятся на той же самой опоре; каждый вызывает эфир, и каждое мгновение один преобразовывается в другой; и, несмотря на все, что, мы являемся неспособными положить наш палец где-нибудь на общем пункте отправления, от которого они оба имеют происхождение. Таким образом это - Од . Мы подозреваем, я предоставляю Вам, что эти динамические явления появляются в последнем случае из общего источника; но пока мы не имеем возможность идентифицировать единицу, которая дает им их происхождение, нам ничего не остается , как рассматривать электричество, магнетизм, свет, высокую температуру, и так далее, как отдельные группы явлений существующие сами по себе.

In consequence of the fact that we find ourselves unable to list the numerous odic phenomena under any of the known natural forces, nothing remains for us but to bring them together and treat thorn as a special group. That they yield in no respect, either in range or importance, to those already enjoying civic rights in our schools of physics, my following letters will give you good reason to be convinced.

Из-за факта, что мы находим себя неспособными перечислить многочисленные odic явления, под любой из известных естественных сил, ничто не остается для нас, как примирить их с удовольствием в специальную группу. То, что они не уступают ни в каком отношении, или в диапазоне или важности, тем, которые уже обладают гражданскими правами в наших школах физики, мои последующие письма дадут Вам убедительное основание.
________________________________________
(1) For detailed treatment of these light-phenomena of magnets, with necessary proofs, see the treatise, Researches in the Forces of Magnetism, Electricity, Heat, light, etc., in their relations to Vital Force (Uniersuchungen uber die Dynamide des Magntttsmus, dev Eltktricitit, der Wdrme, des l.ichts, etc., in ihren Beitehungen sur Lebenskraft), by Baron von Reichenbach. Vieweg 1850; Brunswick.

Для детального рассмотрения этих световых феноменов магнетизма, с необходимыми доказательствами, смотрите трактат, Исследования Сил Магнетизма, Электричества, Теплоты, Света и т.д., в связи с жизненной силой (Uniersuchungen uber die Dynamide des Magntttsmus, dev Eltktricitit, der Wdrme, des l.ichts, etc., in ihren Beitehungen sur Lebenskraft), by Baron von Reichenbach. Vieweg 1850; Brunswick.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 08.01.2008, 00:44   #6
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию V Магнетизм животных

V
Animal Magnetism
Магнетизм животных

Just now [1852] we are hearing a good deal more about the wonderful thing that more than 80 years ago Mesmer called Animal Magnetism. Our fathers, our grandfathers, and our great-grandfathers rejected it body and bones, and yet it is always coming up again and. refusing to die. What can such tough vitality be based upon? On “lies and fraud and superstition?” as one of our eminent Berlin physiologists declared—to find a short way of getting rid of it. ... Well, we shall see if those have done well who could think of nothing better than to repeat the same sing-song.

Сейчас [1852] мы слышим намного больше о замечательной вещи, которую больше чем 80 лет назад Месмер назвал животным магнетизмом. Наши отцы, наши деды, и наши прадеды отклонили это тело и кости, и все же оно подошло снова и отказывается умирать. На чем такая упорная живучесть может быть основанной? На “лжи и мошенничестве и суеверии?” как один из наших выдающихся Берлинских физиологов объявлял - чтобы найти короткий способ избавиться от этого.... Хорошо, мы будем видеть, преуспели ли те, кто не мог бы придумать ничего лучшего чем повторить ту же самую балладу с подчеркнуто монотонным ритмом.

This tune let us take the subject by the horns at once without further preamble. Take a good middling or a good high-sensitive into the dark, and along with him a cat, a bird, a butterfly, if it is to be had, and a pot of flowers in bloom. After a couple of hours have gone by, you will hear strange stories. The flowers, so you will be told, will come forth out of the gloom and grow visible. First of all they will distinguish themselves from the black night of the general darkness in the form of a vaguely defined grey cloud. In this, later on, clearer spots will be formed. These will finally separate from each other definably; the individual blooms will become distinguishable; forms will become recognizable as they gradually grow clearer and clearer; and, on one occasion, when I had left a flowerpot as I have described with the late Professor Endlicher, the celebrated botanist, who was a sensitive of medium power, he cried out with a shock of astonishment : “It is a blue flower—it is a gloxinia!” It was in fact a gloxinia speciosa, var. coerulea, which he had seen in absolute darkness and recognized both as to shape and colour.

Эта мелодия позволяет нам брать предмет за рога сразу без дальнейшей преамбулы. Возьмите здорового среднего или лучше, высоко-сенсетивного в темноту, и наряду с ним кота, птицу, бабочку,и если это имеется, и цветущий горшок. После того, как несколько часов прошли, Вы услышите странные истории. Цветы, таким образом Вам будут говорить, прибудут дальше из мрака и станут видимыми. Прежде всего они отличат себя от черной ночи общей темноты в форме неопределенно-определенного серого облака. В этом, позже, будут сформированы более ясные пятна{места}. Они наконец отделятся друг от друга определимо; индивидуальные расцветы станут различимыми; формы станут распознаваемыми, поскольку они постепенно становятся более ясными и более яркими; и, в одном случае, когда я оставил цветочный горшок, поскольку я описал с покойным профессором Эндликэром, знаменитым ботаником, который был сенситивом средней силы, он выкрикнул с акцентом удивления: “ Это - синий цветок - это - gloxinia! ”Это был фактически gloxinia speciosa, вар. coerulea, который он видел в абсолютной темноте и признавал и форму и цвет.

Nothing can be seen in darkness without light. Consequently, light must have been there for colour as well as form to have been recognized. And whence came the light? It came from the plant itself: the plant was luminous! Calyx, pistils, stamen, corolla, stem, everything showed out in a fine light; even the leaf could be seen, though more dully. Everything shone out in a delicate glow, the genitals most clearly, the stem brighter than the leaf.

Ничто не может быть замечено в темноте без света. Следовательно, свет, должен быть, был там цвет, так же как и форма, которая призналась. И откуда прибыл свет? Он прибыл от растения непосредственно: растение был светящимся! Чашечка, пестики, тычинка, венчик, стебель, все показалось в прекрасном свете; даже лист мог быть замечен, хотя более смутно. Все сияло в тонком жаре, гениталии наиболее ясно, стебель, более ярко чем лист.

Your butterfly, your bird, your cat—all will appear in the darkness; parts of them will become luminous and move with the moving bodies to and fro. But, shortly, you will receive the declaration from the sensitive that he sees—you yourself! You will first appear to him like an unshapely, white, snow-man, then like a man in armour with a high helmet, finally an object of terror as a luminous giant.

Ваша бабочка, ваша птица, ваш кот - все появятся в темноте; части их станут светящимися и переместятся с перемещающимися телами туда и сюда. Но, вскоре, Вы получите декларацию от сенситива, которую он видит - Вы непосредственно! Вы сначала появитесь ему как некрасивый, белый, снеговик, тогда как человек в кольчуге с высоким шлемом, наконец объект ужаса как светящийся гигант.

Direct the sensitive’s gaze to his own person; he will be somewhat struck to perceive that he himself is luminous; not only his arms, but his feet, his legs, his chest, his body through his clothes; he will see everything shimmering in a fine glow.

Направьте пристальный взгляд sensitive к его собственной персоне; он будет несколько поражен, чтобы чувствовать, что сам он является светящимся; не только его руки, но и его ноги, его грудь, его тело через одежду; он будет видеть, что все мерцает в прекрасном жаре.

Direct his attention to his hands. They will first appear like a grey smoke, then like a silhouette on a slightly illuminated background; finally the fingers will show out in their own light; they will present the appearance that they get when one holds one’s hand close to the flame of a candle, transparent as it were. The hand will show out longer than it really is; there will be a luminous prolongation to every finger, and from each finger-tip a body of light will stream out that, according to circumstances, will be half, or just, as long as the finger itself. Owing to these tails of fire on every finger the hand will seem to be twice its real length. The finger-tip phalanges will be the brightest, and of these the brightest parts will be at the roots of the nails.

Направьте его внимание к его рукам. Они сначала появятся как серый дым, дальше как силуэт на немного освещенном фоне; наконец пальцы покажутся в их собственном свете; они представят вид, который они получают, когда человек держит руку близко к пламени свечи, прозрачной, как это было. Рука покажется дольше, чем в действительнсти; будет светящееся продление к каждому пальцу, и от каждого кончика пальца поток света будет течь, что, согласно обстоятельствам, будет половина, или только, пока палец непосредственно. Вследствие этих хвостов огня каждый палец руки, будет казаться, вдвое больше своей реальной длины. Фаланги кончика пальца будут самыми яркими, и их, самые яркие части будут в корнях ногтей.

(См. также сообщение: http://www.abc.net.au/science/news/h...sh_1455010.htm
" Не только руки, но также и лоб и основания наших ног испускают фотоны, " говорит Hiramatsu .
Ногти испускают 60 фотонов, пальцы испускают 40, и ладони самые тусклые из всех, с 20 измеренными фотонами.- прим переводч.)

When you have recovered from your first astonishment at this hitherto unrevealed self-luminosity of all mankind, and you think of putting a question about your colour, your astonishment will possibly be renewed when you hear that it is not the same in different parts of the body, that right hands are luminous with a bluish fire, while left hands appear a yellowish red, and that the latter are on that account brighter than the former; that the same difference exists between the two feet; that even the whole right side of your face is darker and more bluish than the left, and that, in fact, the whole right side of your entire body is bluish and somewhat darker than the other, while the whole left’ side comes out reddish-yellow and distinctly brighter.

Когда Вы оправились от вашего первого удивления этой до настоящего времени непоказанной самосвечения всего человечества, и Вы думаете о помещении вопроса о вашем цвете, ваше удивление будет возможно возобновлено, когда Вы слышите, что это не то же самое в различных частях тела, что правые руки являются светящимися синеватым огнем, в то время как левые руки появляются желтоватой краснотой, и что последние находятся на том счете, более ярком чем прежний; то, что то же самое различие существует между двумя ногами; это даже вся правая сторона вашего лица более темна и более синевата чем левая, и что, фактически, вся правая сторона вашего тела является синеватой и несколько более темной чем левая, в то время как вся левая сторона выходит красноватая-желтая и отчетливо более яркая.

It cannot fail to occur to you that here you encounter the same contrast of blue and red-yellow that met your attention in the light of the crystal, in sunshine, and in the flames of the magnet.

Этого не можно не заметить, что здесь Вы сталкиваетесь с тем же самым контрастом синих и красно-желтых, который привлек ваше внимание в свете кристалла, в свете, и в огне магнита.

Will the parallelism found existent in all cases between cool and blue, and lukewarm and red-yellow—odlight—be found and proved existent also in the case of the human light? That you hold for doubtful; and yet, were such a fact not verifiable, the nature of the human light would remain a puzzle.

Будет параллелизм, найденный существующим во всех случаях между прохладным синим, и теплым красно-желто-оранжевым, найден существующим также в случае человеческого света? То, что Вы держитесь скептически; и все же, был такой факт, не поддающийся проверке, природа человеческого света останется загадкой.

I experimented as follows, in August 1845, with a cabinet-maker named Bollmann, in Vienna, a medium-sensitive, 50 years of age :

Я экспериментировал следующим образом, в августе 1845, с краснодеревщиком по имени Bollmann, в Вене, средне-сенсетивным, 50 лет возраста:

I laid my right hand in his left, so that our fingers crossed, but scarcely touched. After a minute I replaced my right hand by my left fingers. I made these alternations a few times to and fro, and was informed by the sensitive that he felt my blue-lit right hand cooler than my yellow-lit left, which seemed to him much warmer.

Я положил мою правую руку в его левую, так, чтобы наши пересеченные пальцы, едва коснулись. После минуты я заменял мою правую руку моими левыми пальцами. Я сделал это чередование несколько раз туда и сюда, и сенсетив сообщал, что он чувствовал мой синее-освещенный холод правой руки и мой желто-теплый левый, который казался ему намного более теплым.

What I had been in search of was found. I repeated the experiment exactly with more than a hundred other sensitives, and the same was verified in every instance. Then I extended the experiment to the feet, the sides of the body, the cheeks, the ears, the eyes, the nostrils, even the two sides of the tongue, with innumerable diversifications of the conditions; but I invariably received one and the same result, namely, that to the sensitive’s left hand the whole right side of every human being, whether male or female, was felt to be cooler, and the whole left side, on the contrary, warmer.

То, в поисках чего я был, было найдено. Я повторил эксперимент с больше чем ста другими sensitives, и то же самое было подтверждено в каждом случае. Тогда я расширял эксперимент на ноги, стороны тела, щек, ушей, глаз, ноздрей, даже две стороны языка, с неисчислимыми разнообразиями условий; но я неизменно получал один и тот же результат, а именно, что к левой руке sensitive вся правая сторона каждого человека, или мужчины или женщины, как чувствовали, была более прохладной, и вся левая сторона, напротив, была более теплой.

You thus see that man is polarized from right to left, in just the same way, and with the same characteristics, as a crystal between the poles of its chief axis, as the magnet between its north and south, and as the sunlight between blue and red-yellow. And, as the effects, with their characteristics, are the same, we have the right to argue back that the causes also will be the same, and it follows that man too emits od, and just in the same two forms as we have hitherto observed in all other odic sources. I have tested cats, chickens, ducks, dogs, horses, and oxen in the same way; they were all found just the same. Plants, which I have investigated, from root to leaves, showed themselves subject to the same laws. Thus everything, the whole nature of organic life, beams and abounds in a streaming wealth of odic force, and if you will only call up for review this great comprehensive fact in its boundless range throughout the created Universe, you will witness the dawn of a new day for that of which man has hitherto named a small portion, with as much impropriety as inadequacy, “animal magnetism.” I shall take you on a cursory trial trip now, my theory in my hand, through this intricate territory : I have just handed you the key to its outer gate.

Вы таким образом видите, что человек поляризован на правую и левую стороны, только тем же самым способом, и с теми же самыми особенностями, как кристалл между полюсами его главной оси, как магнит между его севером и югом, и как солнечный свет между синим и красно-желтым. И, поскольку эффекты, с их особенностями, являются теми же самыми, мы имеем право утверждать назад, что причинами также будет то же самое, и из этого следует, что человек также испускает Од, и только в тех же самых двух формах, которые мы до настоящего времени наблюдали во всех других odic источниках. Я проверил котов, цыплят, уток, собак, лошадей, и волов таким же образом; они были все найдены все равно. Растения, которые я исследовал, от корня до листьев, показали себя подчиненными тем же самым законам. Таким образом все, вся природа органической жизни, сияет и изобилует в текущем богатстве силы odic, и если Вы будете только принимать для обзора этот большой всесторонний факт в его безграничном диапазоне всюду по созданной Вселенной, Вы засвидетельствуете рассвет нового дня, того из которого человек до настоящего времени назвал маленькую часть, с таким большим количеством неуместности, как несоответствия, “магнетизм животных.” Я возьму Вас в панорамное путешествие через эту запутанную территорию , теперь моя теория в моей руке,: я только что вручил Вам ключ к ее внешним воротам.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 08.01.2008, 00:48   #7
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию VI Человек как Од-контейнер

VI
Man as Od-Container
Человек как Од-контейнер

You have seen that, if I laid my right hand in the left of a sensitive, an agreeably cool feeling was aroused, but that, if I did the same with my left, a disagreeable warmth and sensation of nausea was the result. The procedure can be reversed: lay your own left hand in the sensitive’s right, and he will experience a cool and agreeable sensation; put your own right hand in his, and the disagreeable, lukewarm sensation will commence. This gives us a law: contact of hands odically like (left with left, or right with right) is disagreeably lukewarm; contact of hands odically unlike (left with right) is agreeably cool.

Вы видели, что, если я положил мою правую руку в левую сенситива, приятно прохладное чувство было пробуждено, но что, если я, то же самое с моим левым, неприятная теплота и ощущение тошноты было результатом. Процедура может быть полностью изменена: положите вашу собственную левую руку в правую sensitive, и он испытает прохладное и приятное ощущение; вставьте вашу собственную правую руку в его, и неприятное, теплое ощущение начнется. Это дает нам закон: контакт рук odically подобных (левой с левой, или правой с правой) неприятно тепл; контакт рук odically различных (правой с правой) приятно прохладен.

Now, please, recall the remark I made in my first letter, to the effect that there were people who found it disagreeable to be given a man’s hand, and who wrenched themselves free if the hand they extended was retained. According to common custom, men always give each other their right hands, and thus cause a contact of hands odically like; such a contact is disagreeably lukewarm to sensitives, becomes quite penal, then speedily unendurable, and—they free themselves.

Теперь, пожалуйста, вспомните замечание, которое я сделал в моем первом письме, в том смысле, что были люди, которые нашли неприятным, чтобы дать руку человеку, и кто вырывался на свободу, если рука, которую они протянули, была удерживаема. Согласно общей традиции, мужчины всегда дают друг другу их правые руки, и таким образом, вызывают контакт рук odically подобных; такой контакт неприятно тепл для sensitives, становится весьма наказуемым, вскоре невыносимым, и они освобождают себя.

Go a step further: put the fingers of your right hand on the sensitive’s left arm, on his shoulder, under his arm-pit, on his temples, on the small of his back, on his knee, his foot, his toes, everywhere on the left side of the sensitive’s body, and he will feel them, your right fingers, cool and comfortable: the contacts are all odically unlike. Do the same to the sensitive’s right side with the fingers of your left, and they will produce the same feelings of coolness: those are unlike contacts too. But do all these touches on the sensitive’s left side with the fingers of your left hand, or on his right side with the fingers of your right, and it will all be found nauseating and, every touch, disagreeable: they are like contacts.

Сделайте шаг далее: поместите пальцы вашей правой руки на левой руке sensitive, на его плече, под его подмышкой, на его висках, на низу его спины, на его колене, его ноге, его пальцах ноги, всюду на левой стороне тела sensitive, и он будет чувствовать их, ваши правые пальцы, прохладные и удобные: контакты - все odically разноименные. Сделайте то же самое к правой стороне sensitive с пальцами вашей левой, и они произведут те же самые чувства прохлады: те же разноименные контакты также. Но сделайте все, что они затрагивают левую сторону sensitive с пальцами вашей левой руки, или на его правой стороне с пальцами вашей правой, и это будет все найдено рвотным средством и, каждым контактом, неприятным: это одноименные контакты.

Put my data to the proof by another kind of pairing taken from common life. Stand as close to a sensitive as soldiers do when drawn up in rank and file; the whole of your right side will then touch the whole of the sensitive’s left: you will hear no complaint from him on the subject. But now make a right-about turn, so as to bring your left side into contact with the sensitive’s left, and complaints will at once be forthcoming: he will have a sickening sense of discomfort, and if you do not turn round again soon, he will not keep on, but will take a step backwards. In the first instance an unlike, in the second a like, contact was at work.

Поместите мои данные в доказательство другим видом соединения взятого от обычной жизни. Станьте поближе к сенсетиву, как солдаты делает, когда стоят в строю; вся ваша правая сторона тогда коснется левой сенситива: Вы не услышите никакой жалобы от него. Но теперь сделайте поворот в противоположном направления, чтобы сводить вашу левую сторону с левой сенсетиву, и жалобы сразу будут предстоящими: он будет иметь вызывающее отвращение чувство дискомфорта, и если Вы не будете снова скоро разворачиваться, то он не будет оставаться на месте, но предпримет шаги назад. В первом разноименный, во втором одноименный, контакт работал.

Choose another condition. Post yourself close behind your sensitive, with your front to his rear; or in the same way, in front of him, with your rear to his front. In both cases your right side is planted against the sensitive’s right, and your left against his left. In both respects these are odically like pairings; the sensitive cannot endure them, and if you do not speedily change the situation, he will change it for you by stepping to one side. Here again I must ask you to look up my first letter, at the place where I drew your attention to the fact that there were some people who could not bear others standing before them or behind them, and on that account avoided popular assemblies, crowds, and marketplaces. You see now what good grounds they had for their action.

Выберите другое расположение. Поставьте себя близко позади вашего сенсетива, с вашим фронтом к его тылу; или таким же образом, перед ним, с вашим тылом к его фронту. В обоих случаях ваша правая сторона установлена против правой sensitive, и ваша левая против его левой. В обоих отношениях они - odically одноименные; сенситив не может вынести их, и если Вы не будете быстро изменять ситуацию, то он изменит ее , отойдя в сторону. Здесь снова я должен попросить, чтобы Вы искали мое первое письмо, в месте, где я обратил ваш внимание на факт, что были некоторые люди, которые не могли выносить других, стоящих перед ними, или позади них, и по этой причине избегали общих собраний, толп, и рынков. Вы видите теперь, какие хорошие основания они имели для такого действия.

I know strong and active young men who do not like riding. It seems something almost against human nature: to youthful vigour it is surely the height of enjoyment to be tossed up on horseback. But when one is in the saddle one has to present like sides to those of one’s mount. The case is thus exactly the same as having a man’s back immediately in front of one. The men I found exhibiting this disinclination were all sensitives: I may mention as instances among them Barons August and Heinrich von Oberlander.

Я знаю сильных и активных молодых людей, которые не любят езду. Это кажется кое-чем почти против человеческой природы: для юной энергии это - конечно высота удовольствия, проехаться верхом. Но когда человек находится в седле, он должен представить одноименную сторону при посадке на лошадь. Случай - таким образом точно тот же самый, как наличие спины человека прямо перед одним. Мужчины в которых, я нашел показ этой несклонности, были sensitives: я могу упомянуть как случаи среди них Бароны Огаст и Генрих фон Оберландер

In the same way there are women who cannot give a child a ride on their back, not even for a few minutes for pure sport. The case is almost the same as the foregoing; it comes to the same as having someone close behind one; women of this sort are always sensitives.

Таким же образом есть женщины, которые не могут дать ребенку поездку на их спине, даже в течение нескольких минут для чистого спорта. Случай - почти то же самое, как и предшествующее; это прибывает в то же самое как наличие, кто - то закрывается позади одного; женщины этого вида - всегда sensitives.

Many men are simply unable to sleep two hi a bed; mauvais coucheurs—bad bedfellows—are proverbial. The reason breaks in upon us after what we have discussed.

Много людей просто неспособны спать вдвоем на кровати; mauvais coucheurs-плохие супруги - есть пословица. Причина невозможности в том, что мы обсудили.

But the practice common to all civilized societies of presenting our right side to all privileged persons, by always standing to their left, sitting down at their left, taking their left arm, has its fundamental cause in our odic nature. It is said, of course, that this is to leave the privileged person’s right hand free. That may play its part hi regard to the custom, but the influence of sensitivity must bear down the scale with still greater weight. When two men sit side by side they set free their od mutually upon each other; the man on the right gets a discharge of negative od from the man on the left, the man on the left positive od from the man on his right. The right-hand-side man thus gains as much in negativity as the left-hand-side man loses, and the latter gains as much in positivity as the man on the right discharges. Now the condition of greater odic negativity, as we know, is the colder and more agreeable of the two, and that of greater positivity the warmer and more disagreeable. So when we place a lady on our right, she acquires just as much comfort as the man on her left takes upon himself in the way of discomfort. The key to this ancient custom, therefore, is not to be found entirely in tradition, but rather in the innermost depth of human nature. The matter goes so far, that people who are at all strong sensitives are unable to retain a position on the left for any length of time.

Но практика, обычная ко всем цивилизованным обществам представления нашей правой стороны всем привилегированным людям, всегда стоя с левой стороны от них, садясь от них слева, беря их левую руку, имеет фундаментальную причину в нашей odic природе. Это сказано, конечно, что это должно оставить правую руку привилегированного человека свободной. Это может играть его роль, привет расценивают к традиции, но влияние чувствительности должно преодолеть масштаб со все еще большим весом. Когда два мужчины сидят рядом, они освобождают их Од взаимно друг на друга; мужчина справа получает разгрузку отрицательного Ода от человека слева, мужчина на левом положительном Оде от мужчины с правой стороны от него. Человек правой стороны таким образом извлекает пользу от отрицательности, тогда как человек стороны левой руки проигрывает, и последняя прибыль в положительности как человека на правой разгрузке. Теперь условие{состояние} большей odic отрицательности, поскольку мы знаем, является более холодным и более приятным из этих двух, и тот с большей положительностью более теплый и более неприятный. Так, когда мы размещаем леди с правой стороны от нас, она приобретает столько же комфорт, поскольку мужчина с левой стороны от неё берет себя в пути дискомфорт. Ключ к этой древней традиции, поэтому, не должен быть найден полностью в традиции, а скорее в самой внутренней глубине человеческой природы. Вопрос идет пока, что люди, которые являются во всем сильном sensitives, неспособны сохранить положение слева в течение любого отрезка времени.

Cases such as I have mentioned are innumerable in human life, and occur in thousands of connections and varieties of circumstance; they may all be accounted for and judged by the law we have just made out. And it will be recognized too what good grounds sensitives often have for their claims to consideration and forbearance.

Случаи, которые я упомянул, неисчислимы в человеческой жизни, и встречаются в тысячах связей и вариантов обстоятельств; они могут все быть объяснены и оценены согласно закону, который мы только что разбирали. И это будет признано также, что хорошие основания sensitives часто имеют для их требований понимания и терпеливости.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 08.01.2008, 01:03   #8
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию 7-16 главы - английский текст

Оставшиеся главы на английском:
VII
Mesmerism—The Mesmeric Pass and The Doctors
VIII
Chemical Reaction
IX
Sound—Friction—the Sources
X
Heat—Electricity—The World of Matter
XI
Example’s from the World of Matter
XII
Odic Discharge and Conduction—Approach
XIII
Odic Dualism
XIV
The Odic Spectrum—the Polarity of the Earth
XV
Terrestrial Magnetism and Terrestrial Od
XVI
Velocity of Conduction—Radiation—Range—Odic Atmosphere—Odoscope—Etymology of the word “Od”—Conclusion

Тексты глав находятся во вложении.
Вложения
Тип файла: zip VII-XVI_en.zip (41.7 Кб, 141 просмотров)
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 08.01.2008, 01:16   #9
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию Цитаты

Некоторые цитаты, связанные с книгой Рейхенбаха:

"Разоблаченная Изида":

«Божественный свет, посредством которого, без препятствий со стороны материи, душа воспринимает прошедшее, настоящее и будущее, точно их лучи как бы собраны в зеркале; смертоносная стрела, пущенная в мгновение гневного рассвирепения или в момент кульминации долго вынашиваемой ненависти; благословение, донесшееся от благожелательного сердца, и проклятие, брошенное в обидчика или в его жертву – все должно пройти через этого вселенского посредника, который при одном побуждении становится дыханием Божиим, а при другом – дьявольской отравой. Он был открыт бароном Рейхенбахом и был назван, нарочно или не нарочно – этого мы не можем сказать – именем, которое упоминается в наиболее древних каббалистических книгах.»

"Какие возражения наука может выдвинуть против этого? Что это такое, что испускаем мы, показано в открытых бароном Рейхенбахом одических эманациях человека, которые тождественны с пламенами от магнитов, кристаллов и фактически из всех растительных организмов.»

Письма Махатм:

«Представьте на одну секунду, что я стал бы вам описывать оттенки тех цветных лучей, которые находятся за так называемым «видимым спектром» – лучей невидимых для всех, за исключением очень немногих, даже среди нас. Чтоб объяснить, как можем мы зафиксировать в пространстве один из этих, так называемых, субъективных или случайных цветов (комплимент, говоря математически), более того, всякого другого данного цвета дихроматического предмета (одно это звучит нелепостью), думаете ли вы, что вы смогли бы понять их оптическое воздействие или даже просто, что я предполагаю под этим? А так как вы не видите подобных лучей и не можете знать их, и не имеете для них научного названия, то если бы я сказал вам: «Мой добрый друг Синнетт, пожалуйста, не удаляясь от вашего письменного стола постарайтесь, отыщите и произведите перед вашими глазами весь солнечный спектр, разложенный на четырнадцать призматических цветов (семь из них комплименты), ибо лишь с помощью этого оккультного света вы можете видеть меня на расстоянии, как я вижу вас». Как вы думаете, каков был бы ваш ответ? Не достаточно ли вероятно, что вы возразили бы мне в вашей спокойной и вежливой манере, что так как никогда не было более семи (теперь три) основных цветов, которые, более того, никогда до сих пор никаким известным физическим процессом не были разложены далее, чем на семь призматических оттенков, то мое предложение так же «ненаучно», как и «нелепо». Прибавив, что мое предложение искать воображаемый солнечный «комплимент» не вызовет комплимента вашему знанию физической науки, мне, может быть, лучше отправиться искать мой мифический «dishromatic» и солнечные «сочетания» в Тибете, ибо современная наука до сих пор была бессильна подвести под какую-либо теорию даже такой простой феномен, как цвета всех подобных дихроматических тел. Тем не менее, поистине, эти цвета достаточно объективны!»

«Методы, применяемые для развития ясновидения у наших учеников, легко могут быть применены вами. В каждом храме имеется темная комната, северная стена которой целиком покрыта листом сплава металлов, главным образом меди, хорошо отполированной, с такой поверхностью, которая способна отражать предметы так же, как в зеркале. Ученик сидит на изолированной табуретке, трехногой скамеечке, помещенной в плоскодонный сосуд из толстого стекла – лама-оператор также; оба вместе с зеркальной стеной образуют треугольник. Над головою ученика подвешен магнит с северным полюсом вверху, но так, чтобы он не касался головы.»

Живая Этика:

«В темноте глаз лучше овладевает духовным зрением.»

«…трудно согласовать полярность фотографа со снимаемым.»
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 20.07.2008, 22:43   #10
Wetlan
 
Аватар для Wetlan
 
Рег-ция: 16.10.2004
Адрес: Luebbecke
Сообщения: 13,446
Благодарности: 29
Поблагодарили 2,066 раз(а) в 1,304 сообщениях
Отправить сообщение для Wetlan с помощью MSN Отправить сообщение для Wetlan с помощью Skype™
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

VL, Вы часом не переводили письма дальше?
__________________

"Я не согласен с тем, что вы говорите, но я готов отдать свою жизнь за ваше право высказывать свою точку зрения
"
(Вольтер)
Wetlan вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 22.07.2008, 22:28   #11
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

Цитата:
Сообщение от aYa Посмотреть сообщение
VL, Вы часом не переводили письма дальше?
Дальше VI главы не переводил. Посмотрите по адресу:

http://www.geocities.com/ariadnesrop...cheBriefe.html

- там письма Рейхенбаха опубликованы на немецком.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 23.07.2008, 01:32   #12
Wetlan
 
Аватар для Wetlan
 
Рег-ция: 16.10.2004
Адрес: Luebbecke
Сообщения: 13,446
Благодарности: 29
Поблагодарили 2,066 раз(а) в 1,304 сообщениях
Отправить сообщение для Wetlan с помощью MSN Отправить сообщение для Wetlan с помощью Skype™
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

Цитата:
Сообщение от VL Посмотреть сообщение
Цитата:
Сообщение от aYa Посмотреть сообщение
VL, Вы часом не переводили письма дальше?
Дальше VI главы не переводил. Посмотрите по адресу:

http://www.geocities.com/ariadnesrope/OdischmagnetischeBriefe.html

- там письма Рейхенбаха опубликованы на немецком.
Спасибо.
На немецком их уже читала. Хотелось найти русский перевод для форумчан.
Нашла в сети информацию о том, что письма были (вроде уже в 70-ых) переведены на русский.
__________________

"Я не согласен с тем, что вы говорите, но я готов отдать свою жизнь за ваше право высказывать свою точку зрения
"
(Вольтер)

Последний раз редактировалось Wetlan, 23.07.2008 в 01:33.
Wetlan вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 23.07.2008, 09:45   #13
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

В каталогах Российской Государственной Библиотеки ( http://old.rsl.ru/ ) нашлись два русских перевода:

Рейхенбах, Карл фон Одо-магнетические письма, содержащие в себе изложение явлений и действий новооткрытой силы природы : Пер. с нем. Москва тип. Л. Степановой 1854 Физическое описание 102, II с.

Рейхенбах, Карл фон Одо-магнетические письма, содержащие в себе изложение явлений и действий новооткрытой силы природы : Пер. с нем. Киев кн-во по магнетизму З.С. Бисского 1913 Физическое описание 71 с. ил.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 24.07.2008, 09:35   #14
Suny
 
Аватар для Suny
 
Рег-ция: 04.04.2007
Адрес: Железногорск, Красноярский Край
Сообщения: 968
Записей в дневнике: 131
Благодарности: 2
Поблагодарили 117 раз(а) в 77 сообщениях
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

Не могу скачать файл из вложения "VII-XVI_en.zip (41.7 Кб, 8 просмотров)" можно выложить каким ни будь другим способом?
Suny вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 26.07.2008, 00:02   #15
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

Цитата:
Сообщение от Suny Посмотреть сообщение
Не могу скачать файл из вложения "VII-XVI_en.zip (41.7 Кб, 8 просмотров)" можно выложить каким ни будь другим способом?
Резервная ссылка http://flibrary.nm.ru/VII-XVI_en.zip

Последний раз редактировалось VL, 26.07.2008 в 00:04.
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 26.07.2008, 11:00   #16
Suny
 
Аватар для Suny
 
Рег-ция: 04.04.2007
Адрес: Железногорск, Красноярский Край
Сообщения: 968
Записей в дневнике: 131
Благодарности: 2
Поблагодарили 117 раз(а) в 77 сообщениях
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

VII
Mesmerism—The Mesmeric Pass and The Doctors
Гипнотизм – Гипнотические Пассы и Доктора.

You will now ask me what, from the point of view arrived at, the so-called magnetizing of a man consists in, and you will perhaps regard this as the pivot upon which my letters hinge. Well, that is not at all the case; but still it is a very noteworthy side of the odic phenomena. It has won for itself a position of great practical importance, and leads up to what is called Mesmerism, that is, the method introduced in medical practice by Dr. Mesmer of using the odic dynamic in the treatment of disease. Mesmer took it for magnetism, swayed by the condition of natural science in his time, and called it “Animal Magnetism.” The two expressions, od and mesmerism, need not stand in each other’s way: the former term is proper to natural science, and designates a force permeating all Nature, the latter stands for a special application of this force to therapy, and is proper to the art of healing.

Теперь вы спросите, что по моему происходит когда, так называемая магнитизация человека состоялась, и возможно вы решите, что это ключевой момент моих писем. Что ж, это не все, однако это очень весомая часть одического феномена. Это очень значительно само по себе и с точки зрения практического применения и это приводи нас к понятию Гипнотизма, который был введен в медицинскую практику доктором Месмером и заключается в использовании одической динамики при работе с болезнью. Применямое Месмером для гипноза раскачивание определялось состоянием естественной науки того времени и было названо «Животным Гипнотизмом». Два выражения од и гипнотизм(месмеризм) по сути одно и тоже: термин характерный для естественной науки и обозначающий силу свойственную всей Природе, и применяемую для терапии и лечения.

Here let us link up with Letter v. of this series, in which I invited you to accompany me, with the light of my new-won theory in hand, on a rapid excursion through the intricate territory of this so-called animal magnetism.

Давайте вспомним пятое письмо из этой серии, в котором я прошу вас составить мне компанию в освещении разработанной мной теории, и беглой экскурсии сквозь хитросплетения так называемого животного магнитизма.

You know that, whenever you touch a sensitive with your fingers, you exercise an effect upon him which he can feel and, when in darkness, see. But It is not even necessary to come into actual contact with him; the mere approach of your fingers produces effects that are considerable. The emanation, which darkness discloses to be streaming from the fingers to points beyond, inevitably reaches the body to which the fingers are brought near, and takes effect upon it. You can produce very strong excitations at a distance of several inches; but by sensitives of a middling degree of sensitivity you will be felt a foot off, or even at a distance of several feet. And in the case of high-sensitives the effect goes far beyond that—to the end of the room; in fact, I have had several cases in which the effect made itself clearly perceptible at the astonishing distance of twenty and thirty paces and more.

Вы знаете, что когда бы вы ни коснулись сенситива пальцам, вы вызываете определенный эффект, который он чувствует и который видим в темноте. Но этого совершенно не достаточно, что бы войти с ним в настоящий контакт; граница в близи ваших пальцев создает видимый эффект. Излучение, которое видимо в темноте выходит за эту границу и устремляется к телу в близи которого находятся пальцы, и оказывает на него эффект. Вы можете создать сильные(ощутимые) возмущения на расстоянии нескольких дюймов, но средний сенсетив будет чувствовать их на расстоянии фута или даже нескольких футов. В случае с высокой чувствительностью эффект будет ощущаться даже за пределами комнаты. Фактически есть несколько случаев когда эффект четко ощущался на поразительном расстоянии в двенадцать и тринадцать и более шагов.

So far we have only considered contact when at rest, pairings without motion. But now I invite you to make a forward movement with your fingertips, or the flat of your hand, or the pole of a crystal, or with a magnet, from any one place on the sensitive’s body to any other. Place your right finger-tips, for instance, on your sensitive’s left shoulder, and draw them gently and gradually down as far as his elbow joint, or, if you like, down his whole arm to the fingers and beyond. As you formerly did by your stationary contacts, so now by your contact in motion you will produce an effect downwards along the whole line; you will produce a cool stroking, which can be regarded as a chain of innumerable points of coolness produced. This is what the physicians call a “pass.”

Как же далеко можно установить контакт… Однако теперь предлагаю вернуться и продолжить движение от кончиков пальцев или плоскости головы или бруску кристалла или магниту, с одного местоположения сенсетива до другого. Положите пальцы правой руки на пример на левое плечо сенсетива и ведите мягко постепенно ведите их вниз до локтя или если хотите дальше по всей руке до пальцев или еще дальше. Так вы получите эффект вдоль целой лини; получите ощущение прохлады которое можно охарактеризовать как возникновение бесчисленных точек прохлады. Это то, что целители называют «пасс»

Do the same on other parts, over the left side of the head, the left of the body, the left foot to the toes and beyond; you will leave a sensation of coolness behind along the line taken. Perform the same movements with your left hand down the subject’s right side, and you will produce the same effects as before: both are unlike pairings.
Возьмите любую часть тела с левой стороны и получите тот же эффект.

Finally, take both your hands together and draw both the prescribed passes, right and left, over the sensitive’s whole body, from the crown of his head to the toes on his feet; the whole man so stroked, will be conscious of an agreeable sense of coolness and repose stealing over his entire person. What you have now done is what Mesmer’s disciples and all the so-called magnetic doctors term an animal-magnetic or mesmeric pass. You are now able to magnetize.

Наконец возьмите обе руки и ведите как уже говорилось с лева и с прав по телу сенсетива, от макушки головы до кончиков пальцев большинство почувствует приятное ощущение прохлады и отдыха. Это и есть то, что ученики Месмера и гипнотизеры называют животный магнитизм или гипнотические пассы. Теперь вы можете магнитизировать.

It is more or less a matter of indifference in the case, as you will easily see, whether you make the pass with your hands, the poles of a crystal, or with magnets, whether you do it directly on the bare skin or over the clothing, at a distance of half j span, or an ell, or more, a like effect in kind will always be produced, only falling off in strength as the distance is increased.

С большей или меньшей степенью безразличия как вы легко убедились можно делать пассы с вашими руками, бруском кристалла или магнитами, действуете ли вы прямо на голую кожу или на одежду, на дистанции в половину спена(22,8 см) или локтя или более, всегда будет получен схожий эффект, с расстоянием падает лишь сила.

It is thus the influence of alien, unlike emanations of od on the part of a sensitive which constitutes the essence of this so-called magnetizing. When done in darkness, sensitives see the fiery bundles of the stroking fingers, or poles, drawn down over them; they see, furthermore, just where the flames stream against them, a spot on their own body developing a si longer volume of light, which courses over them beneath the luminous excitant.

Таким образом, чужое излучение неприятно для части сенсетивов суть чего так называемая магнетизация. В темноте сенсетивы видят пламенную крону пальцев, брусков, стекающею из них они так же видят потоки пламени от них и пятно(а?) на собственном теле излучающее далекий свет которые струятся по ним и вызывают свечение.

From this luminous phenomenon, as well as from the sense of coolness produced, you clearly recognize the fact that the person making the passes causes an excitation to the organism of the person over whom the passes are made, and an excitation that must be called an important one; for the od radiating blue light effects, in a way altogether peculiar to itself, an excitation upon the subject of the od with red light, unlike working unlike. And as the human body is a receptacle strongly charged with od, while the odic matter is powerfully connected with its inmost depths, the fact of odic passes being able to penetrate deeply into the physical and mental economy of the subject is intelligible. The production of sleep or restlessness, beneficent or deleterious influences upon morbid disturbances in the body, and effects produced by “the laying on of hands, stroking, and the like” are consequently no “deplorable aberration of deceit and fraud and superstition,” as persons in certain quarters think themselves justified in maintaining, but are physiological facts quite in accord with natural laws and well founded in experience. Only such as have never cared to take the trouble to test the facts can allow such premature judgments to escape them in the matter.

Эти световые эффекты так же как и создаваемое ощущение прохлады, четко говорит о том, что пассы возбуждают организм персоны над которой проводяться, и это важно для од излучения синего цвета, в целом само возбуждение на объект с красным од работает не так. И если тело человека сильно заряжено одом поскольку одическая материя сильно соединена с внутренними глубинами, факт проникновения одических пассов в физическую и ментальную сущность субъекта становиться понятен.

If you ask me what actual profit the healing art, derives from the odic pass treatment, I do, it is true, entertain the conviction that it is capable of becoming unboundedly great, when physics as a science and odic physiology are adequately developed, but I do not shrink from confessing, that, so far, it seems to me of a very limited and uncertain nature To hear and read what, the magnetizers have to say, they are, I admit, as Mesmer claimed eighty years ago, in the position of being able to-day to cure nearly all diseases. Every physician, to whatever school he belongs, imagines when a patient recovers that it is he and his art that have cured the sufferer. Why, < then, should the magnetizing practitioner indulge in any less degree of self-satisfaction?

Если вы спросите какая же в том выгода и как лечить с помощью одических пассов, я скажу это правда возможности станут неограниченны, когда физика как наука и одическая психология будут адекватно развиты, однако не буду скрывать до этого еще далеко, и мне кажется очень сомнительным и ограниченным слышать и читать то, что говорят магнитезеры, Я признаю позицию Месмера восмидесятилетней давности о том что сегодня возможно вылечить почти все болезни. Каждый врач может вообразить, когда пациент выздоравливает, что это он и его искусство вылечило пострадавшего. К чему тогда магнитизерский протекционизм если это значительно само по себе?

We who do not belong to the medical profession know well enough that of every twenty patients who attain convalescence nineteen get on to their legs again of themselves, and in some cases in spite of the doctors. But apart from all that, I have in general found it to be a certain fact that at every spot of the human body on which a hand was laid or moved in unlike odic pairing, a rise in vitality took place, and not a mere superficial rise, but one. which penetrated deeply into the internal organs. Consequently in cases of local debility a vitalizing and enhancement of activity can be induced. That is a great and comprehensive general result which far-seeing medical practitioners will appreciate. Then, in special, 1 regard the influence of od upon cramp as decided; I have on innumerable occasions relieved cramp and induced it at will. But when I have seen physicians operating beside the sick-bed, I have observed them, with few exceptions, cutting such capers in opposition to all sound odic science, that it was impossible that any benefit could result therefrom to the patients. Without any knowledge of the nature and laws of so complicated a force as od, how could any solid good be attained by contrectations performed almost at random?

Мы кто не принадлежит профессии медика знаем достаточно, чтобы каждый двенадцатый пациента достиг выздоровления и каждый девятнадцатый снова сам стоял на своих ногах и в некоторых случаях вопреки врачам. Однако отходя от всего этого, главное что я нашел определенные факты о том, что на каждом пятне человеческого тела на котором лежала или двигалась рука в несхожей одической паре, имеет место рост жизненности и не граничный или поверхностный, но проникающий во внутренние органы. Следовательно в случае локальной слабость может быть применено увеличение жизненности. Это огромный и исчерпывающий результат, который проницательные медицинские практики могут оценить. К тому же влияние ода при судорогах так же определено; Я имел бесчисленные случаи облегчения судорог и их создания. Но когда я наблюдал физические операции, за некоторым исключением, должен сказать, хирургия противоположна всей одической науке, и какое либо преимущество от нее для пациента получить невозможно. Без какого либо знания природы и законов взаимосвязи одических сил как можно добиться чего-то путнего? - ведь это все равно, что действовать наугад.

But let us hope that, if the. nature of od and its complex relations with the forces of the living organism come to be recognized and scientifically made known by systematic research, our doctors too will begin to substitute a rational procedure for the fumbling in the dark that has hitherto prevailed, to record under fixed laws the effective working of od upon the patient’s body, and to derive a reliable remedy from these extraordinary things to the advantage of the world, which has long justly expected it.

Но давайте надеяться, что природа од ее комплексные взаимосвязи с силами живых организмов будут изучены и научно систематизированы, наши врачи разработают рациональные процедуры вместо неуклюжих и превалирующих в прошлом наблюдений в темноте, для записи и фиксации законов эффективной работы од для тела пациента, и получат надежное лекарство из этих необычных вещей для процветания мира, который уже так долго, только того и ждет.
Suny вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 26.07.2008, 12:24   #17
Wetlan
 
Аватар для Wetlan
 
Рег-ция: 16.10.2004
Адрес: Luebbecke
Сообщения: 13,446
Благодарности: 29
Поблагодарили 2,066 раз(а) в 1,304 сообщениях
Отправить сообщение для Wetlan с помощью MSN Отправить сообщение для Wetlan с помощью Skype™
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

VL, Suny и все те кто изучал информацию именно этого источника, зарисовки или фотографии от самого Рейхенбаха вам встречать не приходилось?
И существовали ли таковые ваообще?
__________________

"Я не согласен с тем, что вы говорите, но я готов отдать свою жизнь за ваше право высказывать свою точку зрения
"
(Вольтер)
Wetlan вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 27.08.2008, 00:16   #18
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

Цитата:
Сообщение от aYa Посмотреть сообщение
VL, Suny и все те кто изучал информацию именно этого источника, зарисовки или фотографии от самого Рейхенбаха вам встречать не приходилось?
Этот рисунок из работы Рейхенбаха "Одическое пламя", изданной в 1869 году:



Кроме "Писем" в открытом доступе сейчас есть ещё три книги Карла Рейхенбаха:

Одическое пламя - Die odische Lohe (1869) - размер 6,3 Mb
http://www.archive.org/download/DieO...canFraktur.pdf

Dynamide in ihren Beziehungen zur Lebenskraft (1849) - размер 12 Мb
http://www.archive.org/download/Dyna...canFraktur.pdf

В первой книге рисунков трое - на полторы сотни страниц текста. Во второй на 246 страниц - десятка три. Но собственно картин излучений в этих книгах практически нет.

Третья книга "Somnambulism and cramp" (Английский перевод работы Рейхенбаха, изданный в 1860 году). 292 с., иллюстрации отсутствуют.
Ссылки:
http://www.archive.org/download/somn...00reiciala.pdf (17 Mb)
или в виде небольшого текстового файла:
http://www.archive.org/download/somn...ciala_djvu.txt (443 Кб)

Докачка на сервере не поддерживается. Для распознавания готических шрифтов может быть использована специализированная версия FineReader XIX: http://www.abbyy.ru/press/press_rele...sp?param=38795
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 26.07.2009, 01:35   #19
VL
 
Рег-ция: 23.02.2006
Сообщения: 278
Записей в дневнике: 82
Благодарности: 6
Поблагодарили 44 раз(а) в 26 сообщениях
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К

Сообщение японских ученых об исследовании сверхслабых свечений человеческого тела :
"Imaging of Ultraweak Spontaneous Photon Emission from Human Body Displaying Diurnal Rhythm"
http://www.plosone.org/article/info%...l.pone.0006256
VL вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Старый 26.07.2009, 10:24   #20
Wetlan
 
Аватар для Wetlan
 
Рег-ция: 16.10.2004
Адрес: Luebbecke
Сообщения: 13,446
Благодарности: 29
Поблагодарили 2,066 раз(а) в 1,304 сообщениях
Отправить сообщение для Wetlan с помощью MSN Отправить сообщение для Wetlan с помощью Skype™
По умолчанию Ответ: "Письма про Од и Магнетизм" К.Рейхенбаха и 2-е изд."Человеческой атмосферы" К



Именно этот сине-фиолетовый флюид виден и без приборов нашим человеческим глазом. Надо только опр. время для его настройки.
По крайней мере, в 2004 году во время своих эксрепиментов (над собой) я могла в любой момент наблюдать свечение даже от своего пса. Даже как само собой разумеющееся. Потому прекратила опыт чтобы не зайти далеко.
Правда, ограничилось все именно внешеим свечением. И этот флюид может отделяться от тела ... или подниматься, "плясать" вокруг тела как ореол вокруг свечи. И вообще, он обхватывает все предметы, тела и растения. Может посылаться в пространство. Наверное как передатчик. Тоже был интересный эксперимент во время футбола. Послала его одному нападающему (во время чемпионата европы) и он через 10 минут забил подряд 2 гола с интервалом в пару минут. Команда победила.

Он, этот флюид (свечение) волнами идет. Это могу и сейчас при небольшой концентрации видеть. Он наступает или уходит в пространство волновым кольцом. Но это уже немного другое его качество по насыщенности. Это уже больше похоже на высокочастотные ультрафиолетовые волны.
Я кажется когда-то и рисунки показывала.
Еще, тут, когда-то предлагала желающим попробовать его увидеть. Но, обьявился тогда один желающий да и тот как-то пассивно-осторожно ... итак и не дошло до попробовать. Но я и предупреждала, что гарантий никаких. Помоему, тело при этом повышает радиоактивность. Есть стадии когда конечности постоянно покалывает. Но это уже когда видны совсем другие составы пространственных излучений (волн).
Хотелось узнать насколько это всем доступно. Думаю что это может почти каждый если очень захочет и постарается.
В той же технике есть возможность увидеть и желтое с красным свечение человека.
Вобщем, жаль что у меня тогда небыло приборов для замерки и исследований альфа-бета-гамма излучений что-то подсказывает, что они могли показать повышение насыщенности (в момент экспериментов) этих лучей в теле.

И вообще, на фотках синее свечение пятнами, а глаз видит его красивыми оболочками. И вакум тоже воспринимается сознанием.
Так что, снимок снимком но глаз есть глаз.
__________________

"Я не согласен с тем, что вы говорите, но я готов отдать свою жизнь за ваше право высказывать свою точку зрения
"
(Вольтер)

Последний раз редактировалось Wetlan, 26.07.2009 в 10:33.
Wetlan вне форума  
Показать ответы на данное сообщение Ответить с цитированием Вверх
Еще сообщения
Создать новую тему Ответ

  Агни Йога (Живая Этика), Теософия, наследие семьи Рерихов, Е.П.Блаватской и их Учителей > Живая Этика (Агни Йога), Теософия > Наука, Медицина, Здоровье > Постигая науку Махатм

Теги:

Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
В Германии на выставке "Bonjour Russland" крупнейшие музеи России покажут свои "хиты" Владимир Чернявский Новости Рериховского движения 0 19.08.2007 09:58
"Фонд Тольятти" начинает городскую благ. программу "Школа приемных родителей" A.C. Анонс акций, мероприятий, проектов 0 14.06.2007 20:01
Возобновлен выпуск рассылок: "Живопись Николая Рериха", "Новости СибРО" ВячеславТ СибРО 0 27.05.2007 00:05
Оцифровка и перевод книги Кильнера "The Human Atmosphere" Andrej Наука, Медицина, Здоровье 26 19.05.2006 15:17
Мои письма руководству Издательства "СФЕРА" Д.И.В. Рериховское движение 2 01.11.2004 16:37

Быстрый переход

Часовой пояс GMT +3, время: 00:06.


Дельфис Орифламма Agni-Yoga Top Sites Новости Рериховского Движения Энциклопедия Агни Йоги МАДРА Практика Агни Йоги